Особенности ишемической болезни сердца у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

7.6.3 Особенности ишемической болезни сердца у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

СД является независимым фактором риска АССЗ. Наличие СД повышает риск развития ИБС в 2 — 4 раза. К возрасту старше 40 лет у 40 — 50% пациентов с СД возникает, по меньшей мере, одно АССЗ. Течение ИБС зависит от длительности СД. ИБС во многих случаях протекает бессимптомно. У пациентов с СД высокая частота безболевых («немых») форм ИБС; до 60% инфарктов миокарда могут протекать малосимптомно. Для пациентов с СД характерно многососудистое, диффузное поражение коронарного русла и выраженный кальциноз коронарных артерий. Имеется большая вероятность рестеноза в месте имплантации стента. Смертность при развитии острого коронарного синдрома (ОКС) у пациентов с СД выше в 2 — 3 раза.

Диагностика

Обследование пациентов с СД для верификации ИБС в целом аналогично диагностическим подходам у пациента без СД с соответствующими показаниями к тестам с физической нагрузкой, оценке миокардиальной перфузии и коронарной ангиографии. Сбор жалоб и анамнеза следует проводить всем пациентам с СД 1 и подозрением на ИБС. Оценку болевых ощущений при ИБС принято осуществлять по 3 категориям: локализация, характер и связь с физической нагрузкой. При наличии всех перечисленных критериев следует говорить о типичной стенокардии напряжения. Для пациентов с СД 1 характерна высокая частота малосимптомного (безболевого) и атипичного течения ИБС. Важным в диагностике ИБС для пациентов с СД 1 является оценка факторов риска развития ИБС [307]:

1) семейный анамнез по ИБС (< 65 лет женщина и < 55 лет мужчина родственник);

2) масса тела и перераспределение жира, оценка анамнеза, ИМТ (ожирение >= 30 кг/м2) и окружность талии (абдоминальное ожирение > 94 см у мужчин и > 80 см у женщин)

3) физическая активность — оценивается в настоящее время и в прошлом;

4) дислипидемия (снижение ХЛВП и повышение ХЛНП);

5) АГ (АД более 140/85 мм рт. ст.);

6) табакокурение — на текущий момент, в прошлом и интенсивность;

7) альбуминурия — анализ мочи на альбумин и уровень креатинина сыворотки крови с расчетом СКФ;

8) возраст пациента на момент дебюта гипергликемии, наследственность по СД, сосудистые осложнения, уровень глюкозы плазмы натощак, уровень HbA1c.

— Не рекомендуется проведение рутинного скрининга ИБС у пациентов с СД 1 без клинических проявлений ИБС [307, 308].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Проводить диагностические тесты на выявление ишемии миокарда необходимо, если их результаты меняют дальнейшую тактику лечения.

— Рекомендуется регистрация ЭКГ в покое всем пациентам с СД 1 при подозрении на ИБС для уточнения наличия изменений в миокарде, нарушений ритма и проводимости [67, 307].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: С целью диагностики ИБС у пациентов с СД 1 применяют методы исследования аналогичные для пациентов без СД с соответствующими показаниями и противопоказаниями [307].

— Рекомендуется проведение ЭХО-КГ с нагрузкой или однофотонной эмиссионной компьютерной томографии с физической нагрузкой или фармакологической пробой у пациентов с СД 1 и подозрением на ИБС, как и в общей популяции, с целью диагностики, как наиболее чувствительных и специфичных методов [67, 307].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: ЭХО-КГ с нагрузкой и однофотонная эмиссионная компьютерная томография (ОФЭКТ) с физической нагрузкой или фармакологической пробой с использованием добутамина являются наиболее чувствительными и специфичными методами в диагностике ИБС. Проба с физической нагрузкой на беговой дорожке (тредмиле) или велоэргометре под контролем ЭКГ в 12-ти отведениях обладает меньшей чувствительностью и специфичностью по сравнению с ЭХО-КГ с нагрузкой и ОФЭКТ, однако связи с простотой проведения и широкой доступностью может использоваться как начальный метод диагностики у пациентов с подозрением на ИБС.

Лечение

— Рекомендуется проведение мероприятий по изменению образа жизни всем пациентам с ИБС и СД 1 для профилактики сердечно-сосудистых событий [307, 308].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Мероприятия по изменению образа включают:

1) отказ от курения;

2) уменьшение содержания жиров в питании < 35%, насыщенных жиров < 10% и мононенасыщенных жиров > 10% от общей калорийности;

3) умеренная физическая нагрузка >= 150 мин/неделю;

4) аэробные упражнения и тренировки на сопротивление, возможны их комбинации.

— Рекомендуется достижение и поддержание целевых уровней АД с учетом индивидуальных особенностей у пациентов с ИБС и СД 1 для снижения риска сердечно-сосудистых событий [67].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Рекомендуемые целевые уровни АД у пациентов с ИБС и СД 1 представлены в табл. 8.

— Рекомендуется назначение иАПФ и БРА пациентам с ИБС и СД 1 при отсутствии противопоказаний для снижения риска сердечно-сосудистых событий и осложнений [67, 307].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

— Рекомендуется назначение бета-адреноблокаторов у пациентов с СД 1 и перенесенным инфарктом миокарда, со стабильной стенокардией напряжения с целью снижения риска сердечно-сосудистых событий [67, 307].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: У пациентов с СД следует отдавать предпочтение метаболически-нейтральным и высокоселективным бета-адреноблокаторам.

— Рекомендуется достижение целевых показателей ХЛНП всем пациентам с ИБС и СД 1 с учетом индивидуальных особенностей для снижения риска сердечно-сосудистых событий и осложнений [57, 58, 67, 309 — 311].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: Рекомендуемые целевые уровни ХЛНП представлены в табл. 7.

— Рекомендуется терапия ингибиторами ГМГ-КоА-редуктазы (статинами) всем пациентам с СД 1 старше 40 лет, не достигшим целевого показателя ХЛНП, вне зависимости от наличия ИБС и другой сердечно-сосудистой патологии для профилактики прогрессирования АССЗ и сердечно-сосудистых осложнений [67, 309 — 311].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

— Рекомендуется назначение селективного ингибитора абсорбции холестерина в кишечнике — эзетимиба (АТХ-классификация C10AX другие гиполипидемические препараты) пациентам с СД 1 и ИБС очень высокого сердечно-сосудистого риска с атеросклеротическим поражением нескольких сосудистых бассейнов или рецидивирующими атеротромботическими событиями и недостаточным снижением ХЛНП на фоне приема максимально переносимых доз статинов для достижения целевого уровня ХЛНП и снижения риска сердечно-сосудистых событий [67, 309].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

— Рекомендуется назначение ингибиторов пропротеиновой конвертазы субтилизин-кексинового типа 9 (PCSK-9) — эволокумаба** или алирокумаба** пациентам с СД 1 и ИБС очень высокого сердечно-сосудистого риска с атеросклеротическим поражением нескольких сосудистых бассейнов или рецидивирующими атеротромботическими событиями и недостаточным снижением ХЛНП на фоне приема максимально переносимых доз статинов и эзетимиба или непереносимости статинов для достижения целевого уровня ХЛНП и снижения риска сердечно-сосудистых событий [67, 309, 312].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

— Рекомендуется назначение ацетилсалициловой кислоты** в дозе 75 — 150 мг всем пациентам с ИБС и СД 1 с целью снижения риска сердечно-сосудистых событий [307, 308].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Терапия ацетилсалициловой кислотой** не показана пациентам с СД 1 без сердечно-сосудистых заболеваний. При непереносимости ацетилсалициловой кислоты** рекомендуется прием клопидогрела**.

— Рекомендуется назначение двойной антиагрегантной терапии, включающей ацетилсалициловую кислоту** и блокатор P2Y12 рецепторов (АТХ-классификация B01AC антиагреганты, кроме гепарина), пациентам с ОКС и СД 1 с целью снижения риска сердечно-сосудистых событий [67, 307].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Пациентам с ОКС после чрескожного вмешательства из препаратов группы блокаторов рецепторов P2Y12 предпочтителен прием прасугрела и тикагрелола** [313, 314].

— Рекомендуется проведение реваскуляризации миокарда у пациентов с СД 1 с острыми формами ИБС или с сохраняющейся ишемией миокарда на фоне оптимальной медикаментозной терапии с целью устранения миокардиальной ишемии [67, 307].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Необходимость проведения реваскуляризации миокарда должна быть определена индивидуально в каждом конкретном клиническом случае, учитывая тяжесть поражения коронарного русла, общее состояние пациента, наличие сопутствующих осложнений СД.

Стратегия диспансерного наблюдения и реабилитации у пациентов с ИБС и СД 1 после реваскуляризации миокарда аналогична проводимой у пациентов без СД и представлена в соответствующих клинических рекомендациях [307].

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Особенности хронической сердечной недостаточности у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

7.6.4 Особенности хронической сердечной недостаточности у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

ХСН — это синдром, развивающийся в результате нарушения способности сердца к наполнению и/или опорожнению, протекающий в условиях дисбаланса вазоконстрикторных и вазодилатирующих нейрогормональных систем, сопровождающийся недостаточной перфузией органов и систем и проявляющийся жалобами: одышкой, слабостью, сердцебиением и повышенной утомляемостью и, при прогрессировании, задержкой жидкости в организме (отечным синдромом). Наиболее частая причина ХСН у пациентов с СД 1 является ИБС. Комплекс патофизиологических изменений (дисфункция автономной нервной системы, глюкозотоксичность, оксидативный стресс) могут привести к значительному снижению коронарного резерва и развитию ХСН в условиях отсутствия ИБС.

Диагностика

Принципы диагностики и постановки диагноза идентичны у пациентов с и без СД.

— Рекомендуется исследование уровня натрийуретических пептидов (натрийуретический пептид B-типа и N-терминальный фрагмент натрийуретического пропептида B мозгового (NT-proBNP) в крови) у пациентов с СД 1 при подозрении на наличие ХСН в качестве начального теста диагностики [67, 315 — 317].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Исследование натрийуретических пептидов у пациентов с СД 1 во многих случаях позволит определить генез одышки, особенно у пациентов с нефропатией.

— Рекомендуется проведение ЭХО-КГ пациентам с СД 1 при подозрении на ХСН для ее диагностики [67, 315 — 317].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: ЭХО-КГ является наиболее широкодоступным методом диагностики у пациентов с подозрением на сердечную недостаточность. Данное исследование позволяет оценить структуры и функции миокарда в целях уточнения диагноза сердечной недостаточности (с сохраненной, средней или сниженной фракцией выброса) и определить тактику лечения. Проведение ЭХО-КГ может быть использовано в качестве начального теста, когда недоступно исследование натрийуретических пептидов.

Лечение

Принципы лечения ХСН у пациентов с СД 1 аналогичны таковым у лиц без СД и представлены в соответствующих клинических рекомендациях. Вмешательства, которые применяются при лечении пациентов с ХСН для снижения заболеваемости и смертности, имеют такой же эффект при наличии или отсутствии СД [315, 316].

Стратегия диспансерного наблюдения и реабилитации у пациентов с ХСН и СД 1 аналогична проводимой у пациентов без СД и представлена в соответствующих клинических рекомендациях [316].

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Особенности заболеваний артерий нижних конечностей у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

7.6.5 Особенности заболеваний артерий нижних конечностей у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

Заболевания артерий нижних конечностей (ЗАНК) у пациентов с СД 1 рассматриваются в рамках АССЗ. В настоящее время выявлены многочисленные факторы риска ЗАНК: генетическая предрасположенность к развитию атеросклероза, возраст старше 45 лет, курение, артериальная гипертензия, ожирение, неудовлетворительный контроль и большая длительность СД, дислипидемия, ХБП, гипергомоцистеинемия [284]. Распространенность ЗАНК у пациентов с СД 1 варьирует в пределах 10 — 40%, а при наличии хронических трофических язв нижних конечностей достигает 50%. Прогрессирование ЗАНК может привести к развитию критической ишемии, чья распространенность при СД 1 составляет 165 случаев на 1 млн. населения в год [284, 318]. Для длительно текущего СД 1, особенно осложненным ДН, характерно развитие атеросклероз Менкеберга — диффузного кальциноза средней оболочки артерии [319]. Единой классификация ЗАНК при СД в настоящее время нет. Использование ранее предлагаемых классификаций Фонтейна-Покровского и Рутерфорда нецелесообразно, так как они не отражают степень тяжести хронической артериальной недостаточности при СД [8].

Диагностика

— Рекомендуется проводить сбор жалоб и анамнеза, пальпаторную оценку пульсации артерий стопы и голени ежегодно всем пациентам с СД 1 для первичной диагностики ЗАНК [67, 320 — 322].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Пальпаторная оценка пульсации артерий нижних конечностей может быть затруднена или невозможна у пациентов с выраженными периферическими отеками или значимой деформацией стопы и голени [323]. Симптомы перемежающейся хромоты (боль, дискомфорт в мышцах нижних конечностей (чаще в икроножных мышцах, реже в ягодичной области, бедре и стопе), возникающие при физической нагрузке; наличие боли или дискомфорт в нижних конечностях в покое, усиливающиеся в положении лежа) могут отсутствовать у лиц с сопутствующей нейропатией. В этом случае, необходимо сделать акцент на осмотре конечностей с оценкой цвета кожи и состояния волосяного покрова [324].

— Рекомендуется использовать расчет лодыжечно-плечевого индекса (ЛПИ) пациентам с СД 1 с клиническими проявлениями ЗАНК для скрининга заболевания [67, 325].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: ЛПИ в норме превышает 0,9. ЛПИ > 1,3 свидетельствует о ригидности артериальной стенки и требует подтверждения нарушения проходимости другими визуализирующими методами диагностики, среди которых дуплексное сканирование артерий нижних конечностей является наиболее предпочтительным в связи со своей неинвазивностью.

Лечение

— Рекомендуется отказ от курения всем курящим пациентам с СД 1 с ЗАНК с целью профилактики прогрессирования ЗАНК [67, 326].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

— Рекомендуется достижение и поддержание целевых показателей гликемического контроля пациентам с СД 1 с ЗАНК с целью профилактики прогрессирования ЗАНК [40, 327, 328].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

— Рекомендуется достижение и поддержание целевых показателей ХЛНП пациентам СД 1 с ЗАНК для профилактики прогрессирования ЗАНК [329, 330].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 1)

— Рекомендуется постоянный прием антиагрегантной терапии (ацетилсалициловая кислота** 100 мг в день) пациентам СД 1 с ЗАНК для профилактики прогрессирования осложнения [331, 332].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 2)

— Рекомендуется поддержание целевого уровня АД пациентам с СД 1 и ЗАНК для профилактики прогрессирования осложнения [333].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

— Рекомендуется гипокалорийное питание и по возможности интенсификация физических нагрузок пациентам с СД 1 и ЗАНК и избыточной массой тела для снижения массы тела [67, 334].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Профилактика и диспансерное наблюдение

Профилактические мероприятия при ЗАНК должны быть направлены на поддержание кровотока пораженной конечности, предотвращения формирования трофических язв и потери конечности [8, 335].

Реабилитация

Реабилитация пациентов включает в себя поддержание индивидуальных целевых показателей углеводного и липидного обмена, АД, обучение правилам ухода за ногами, при необходимости профессиональный подиатрический уход [336].

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утвержденную и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Особенности критической ишемии нижних конечностей у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

7.6.6 Особенности критической ишемии нижних конечностей у пациентов с сахарным диабетом 1 типа

Критическая ишемия нижних конечностей (КИНК) — состояние, при котором имеет место выраженное снижение кровотока по магистральным артериям нижних конечностей, приводящее к гипоксии мягких тканей и угрожающее их жизнеспособности.

Классификация

Единой классификация КИНК при СД в настоящее время нет. Использование ранее предлагаемых классификации Фонтейна-Покровского и Рутерфорда нецелесообразно, так как они не отражают степень тяжести хронической артериальной недостаточности при СД [8]. Существует стратификация риска потери конечности по системе WIFI (Wound, Ischemia, foot Infection), основанная на оценке глубины раны, состояния периферического кровоснабжения и тяжести инфекционного процесса (Приложение А3) [337].

Диагностика

Диагноз КИНК ставится на основании:

1) постоянная ишемическая боль в покое, требующая регулярного обезболивания в течение более чем двух недель;

2) наличие язвы или гангрены пальцев или стопы на фоне систолического давления в тибиальных артериях <= 50 мм рт.ст. или пальцевого давления <= 30 мм рт. ст. [335, 338].

— Рекомендуется проведение ультразвукового дуплексного сканирования артерий нижних конечностей, определения парциального давления кислорода в мягких тканях (оксиметрии), а при принятии решения об оперативном лечении — ангиографии артерий нижней конечности или магнитно-резонансной ангиографии, пациентам с СД 1 и клинической картиной КИНК для верификация уровня поражения [339].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: В связи с необходимостью применения йодсодержащего контрастного вещества (АТХ-классификация V08A рентгеноконтрастные средства, содержащие йод) процедура должна проводиться с осторожностью в связи с риском развития контраст-индуцированной нефропатии и (редко) тяжелых аллергических реакций. Необходимо проводить профилактику контраст-индуцированной нефропатии у пациентов с СД 1 (оценка рСКФ, отмена петлевых диуретиков (АТХ-классификация C03CA), иАПФ, БРА, назначение регидратационной терапии в периоперационном периоде).

Лечение

— Рекомендуется срочная госпитализация в отделение сосудистой хирургии многопрофильного стационара пациентов с СД 1 и КИНК для проведения реваскуляризации конечности [340, 341].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Решение вопроса о методе реваскуляризации может быть принято врачом-сердечно-сосудистым хирургом совместно с врачом по рентгенэндоваскулярной диагностике и лечению, врачом-хирургом и специалистом по диабетической стопе или врачом-эндокринологом. Для пациентов с СД 1 и выраженными стадиями ХБП и КИНК необходимо наличие отделения гемодиализа при выборе лечебного учреждения.

Реабилитация

— Рекомендуется активное динамическое наблюдение врача-эндокринолога и врача-сердечно-сосудистого хирурга с проведением ультразвукового дуплексного сканирования артерий нижних конечностей 1 раз в 3 месяца, постоянное применение двухкомпонентной дезагрегантной терапии (клопидогрел** + ацетилсалициловая кислота**) в течение не менее 6 месяцев пациентам с СД 1 после проведения реваскуляризирующего вмешательства для профилактики рестеноза артериального русла [342, 343].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Проведение антикоагулянтной и двойной дезагрегантной терапии у пациентов с СД требует оценки состояния глазного дна и своевременного проведения ЛКС [284].

Профилактика и диспансерное наблюдение

Основой профилактики развития КИНК являются достижение и поддержание индивидуальных значений гликемии и контроль сердечно-сосудистых факторов риска (отказ от курения, достижение и поддержание индивидуальных значений АД и ХЛНП), регулярные физические нагрузки. Пациенты, перенесшие реваскуляризацию артерий нижних конечностей по поводу КИНК, нуждаются в динамическом наблюдении врача-эндокринолога, специалиста по диабетической стопе, врача-сердечно-сосудистого хирурга по месту жительства с проведением ультразвукового дуплексного сканирования артерий нижних конечностей через 3 и 6 месяцев после оперативного лечения, далее 2 раза в год.

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Синдром диабетической стопы

7.7 Синдром диабетической стопы

Определение, группы риска, классификация.

Синдром диабетической стопы (СДС) определяется как инфекция, язва и/или деструкция глубоких тканей, связанная с неврологическими нарушениями и/или снижением магистрального кровотока в артериях нижних конечностей

СДС — мультидисциплинарная проблема, решением которой занимаются врачи различных специальностей (эндокринологи, хирурги, ангиохирурги, ортопеды-травматологи). Пациенты, как правило, госпитализируются в отделения гнойной и/или сосудистой хирургии, а в их лечении должны принимать участие все перечисленные выше специалисты.

В группу риска развития СДС могут быть включены следующие лица [293, 344, 345]:

— пациенты с нарушением периферической чувствительности любого генеза;

— пациенты с окклюзирующими заболеваниями периферических артерий;

— пациенты с деформациями стоп любого генеза;

— слепые и слабовидящие;

— одинокие пациенты и лица старческого возраста;

— злоупотребляющие алкоголем и курильщики.

Формированием групп риска и организацией динамического наблюдения за пациентами занимается эндокринолог и/или специалист кабинета диабетической стопы [8].

Классификации синдрома диабетической стопы

В настоящее время используется ряд классификаций СДС, в основу которых положены представления об основных патогенетических механизмах формирования этого осложнения диабета. Учитывается тяжесть поражения периферической нервной системы, периферического артериального русла, размеры раневого дефекта и выраженность инфекционного процесса.

В зависимости от вовлеченности основных патогенетических звеньев выделяют следующие клинические формы СДС [8, 346]:

— Нейропатическая форма

— трофическая язва стопы

— диабетическая нейроостеоартропатия (ДОАП)

— Ишемическая форма

— Нейроишемическая форма

Классификация WIFi (Wound, Ischemia, Foot infection), предложенная в 2015 г. и представленная в Приложении А3, учитывает размеры раны, состояние периферического кровоснабжения и выраженность инфекционного процесса, что позволяет наиболее полно оценить тяжесть поражения и построить терапевтический прогноз [347].

Международные эксперты предлагают отказаться от классификации СДС по клиническим формам и пользоваться только классификацией WIFi как наиболее информативной для адекватной оценки тяжести поражения и разработки тактики лечения [346].

Диагностика

— Рекомендуется при сборе анамнеза обратить внимание на длительность течения сахарного диабета, наличие других поздних осложнений этого заболевания (ретинопатии, нефропатии и заболевания периферических и коронарных артерий) у пациентов с СДС для выбора средств и методов лечения СДС, включая антибактериальную и антитромботическую терапию [345].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: У всех пациентов с СДС необходимо выявлять возможные нарушения периферической иннервации (см. раздел 7.4. Диабетическая нейропатия). Пациенты с СДС и признаками периферической артериальной окклюзии рассматриваются как пациенты с критической ишемией нижних конечностей, которая создает угрозу потери конечности (см. раздел 7.6.6. Особенности критической ишемии нижних конечностей у пациентов с сахарным диабетом 1 типа). Необходима комплексная оценка и сопоставление результатов различных методов обследования с дальнейшим обсуждением полученных результатов совместно со специалистом по рентгенэндоваскулярным методам диагностики и лечению/сосудистым хирургом (имеющими достаточный опыт в выполнении реваскуляризаций у данной категории пациентов с хорошими результатами) в рамках мультидисциплинарной группы специалистов по лечению пациента с СДС [348].

— Рекомендуется оценка клинических проявлений (воспалительная реакция) и лабораторных данных у пациентов с СДС для диагностики раневой инфекции [349 — 352].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Местными признаками раневой инфекции являются гнойный экссудат, гиперемия, гипертермия, отек (уплотнение тканей) и боли в ране (или болезненность при пальпации). Диагноз раневой инфекции устанавливается при наличии 2 и более из указанных признаков при отсутствии других возможных причин воспалительной реакции (травма, подагра, диабетическая остеоартропатия, и др.). К системным признакам инфекции относят лихорадку, лейкоцитоз, а также угнетение функций ЦНС (заторможенность), нарастание почечной недостаточности, декомпенсацию углеводного обмена, кетоацидоз. Однако, ввиду частой гипореактивности иммунной системы при СД (особенно у пожилых пациентов), лихорадка и лейкоцитоз могут отсутствовать даже при тяжелой раневой инфекции.

Выделяют степени тяжести раневой инфекции при СДС:

  1. Неинфицированная язва/рана
  2. Легкая инфекция. Инфекционный процесс, вовлекающий лишь кожу и подкожную клетчатку. Присутствуют вышеописанные признаки раневой инфекции* без признаков вовлечения глубжележащих структур и системного воспалительного ответа. Радиус зоны эритемы — менее 2 см.
  3. Инфекция средней тяжести. Обширное воспаление кожи и подкожной клетчатки (те же признаки инфекции + радиус зоны эритемы — более 2 см) ИЛИ вовлечение лежащих глубже структур (абсцесс, остеомиелит, гнойный артрит, фасциит)
  4. Тяжелая инфекция. Синдром системной воспалительной реакции (SIRS), соответствующий современному пониманию сепсиса. Для его констатации необходимо наличие двух и более из нижеперечисленных признаков:

— Температура тела более 38 или менее 36 градусов

— ЧСС > 90 уд/мин

— Одышка (ЧДД > 20 в мин)

— PaCO2 (парциальное давление CO2 в артериальной крови) < 32 mmHg

— Уровень лейкоцитов более 12 или менее 4 тыс. в мкл

— Сдвиг лейкоцитарной формулы влево (10% и более незрелых (палочкоядерных) форм лейкоцитов)

— Рекомендуется проводить бактериологическое исследование (по номенклатуре медицинских услуг A26.01.004 Микробиологическое (культуральное) исследование гнойного отделяемого диабетических язв на анаэробные микроорганизмы и A26.01.001 Микробиологическое (культуральное) исследование гнойного отделяемого на аэробные и факультативно-анаэробные микроорганизмы) всем пациентам с трофическими язвами при СДС для назначения адекватной антибактериальной терапии [353 — 356].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Для анализа необходимо брать образцы тканей из разных участков, так как микрофлора может различаться в разных областях дефекта. У пациентов с нейро-ишемической и ишемической формой СДС необходимо выявлять не только аэробные, но и анаэробные микроорганизмы и определять их чувствительность к современным антибактериальным препаратам. Клинически значимым считается содержание бактериальных тел выше 1 x 106 на грамм ткани или обнаружение  стрептококка [357 — 360].

— Рекомендуется проводить рентгенографию пораженной конечности в нескольких проекциях у пациентов с СДС для планирования лечения и оценки его эффективности [361 — 365].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Основным методом оценки состояния костей и суставов остается рентгенография, позволяющая с высокой достоверностью определять очаги остеолиза (остеомиелит) [361 — 365].

— Рекомендуется проводить МРТ пациентам с СДС для уточнения локализации и размеров остеомиелитического очага при планировании объема оперативного вмешательства [287, 366, 367].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Лечение

Коррекция нарушений углеводного и липидного обмена у пациентов с СДС должна проводиться параллельно с лечением раневого дефекта. Для пациентов с СДС и выявленной дислипидемией и гипертонией обязательным является назначение терапии статинами и нормализация артериального давления [8].

— Рекомендуется обеспечение максимальной разгрузки пораженной области всем пациентам с трофическими язвами при СДС для заживления раневого дефекта [292, 368, 369].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Возможными методами разгрузки являются индивидуальная разгрузочная повязка (ИРП), разгрузочный полубашмак, кресло-каталка и костыли.

— Рекомендуется использование индивидуальной разгрузочной повязки (в зарубежной литературе Total Contact Cast) у пациентов с СДС для разгрузки пораженной зоны стопы [370, 371].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: В качестве альтернативы ИРП можно использовать тутор. Использование ИРП противопоказано при свищевой форме остеомиелита, критической ишемии конечности, гангрене; неэффективно при поражениях пяточной кости и голеностопного сустава. В этих случаях рекомендовано ортезирование.

— Рекомендуется проведение разгрузки пораженной конечности на весь период лечения пациентов с СДС для заживления раневого дефекта [370, 372].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

— Рекомендуется проведение первичной хирургической обработки раны всем пациентам с СДС для подготовки раневого ложа к заживлению [373, 374].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Хирургическая обработка направлена на удаление всех некротизированных и нежизнеспособных тканей и подготовку раневого ложа к заживлению. Возможно использование хирургического, механического, ультразвукового методов или их комбинации [375]. Метод обработки выбирается индивидуально, исходя из состояния раны, общего состояния пациента, возможностей клиники. После проведения обработки рана должна быть закрыта стерильной атравматичной повязкой. В процессе лечения может возникнуть необходимость в повторном проведении обработки раневого дефекта.

— Рекомендуется выбирать средство закрытия раны (повязку) у пациентов с СДС с учетом состояния локальной гемодинамики и фазы раневого процесса, для заживления раневого дефекта [376, 377].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Выбранная повязка должна поддерживать влажную среду в ране, контролировать уровень экссудата и препятствовать мацерации краев. Она должна быть хорошо зафиксирована на ране, чтобы не травмировать ее за счет своей подвижности.

Важнейшим аспектом лечения трофических язв у пациентов с СДС служит контроль раневой инфекции.

— Рекомендуется проводить полное удаление некротизированных и нежизнеспособных тканей хирургическим методом пациентам с СДС для предотвращения генерализации раневой инфекции [373, 378].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Могут быть использованы как классический метод хирургической обработки, так и современные технологии (гидрохирургическое оборудование, ультразвуковая кавитация). При наличии критической ишемии конечности проведение хирургической обработки раны опасно, так как может привести к расширению зоны некроза.

— Рекомендуется проведение системной антибактериальной терапии с учетом характера и чувствительности микрофлоры при активном инфекционном процессе (фебрильная лихорадка, лейкоцитоз, гнойный раневой экссудат, гиперемия и гипертермия мягких тканей пораженной области) пациентам с СДС для предупреждения развития сепсиса [379].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Важным условием при выборе антибактериального препарата системного действия является предварительная оценка азотовыделительной функции почек, поскольку может потребоваться редукция дозы антибактериального препарата системного действия. Пациентам даже с начальными проявлениями диабетической нефропатии абсолютно противопоказаны препараты из группы аминогликозидов (гентамицин**, тобрамицин**, амикацин**, нетилмицин и др.), амфотерицин B** и некоторые цефалоспорины первого поколения [8].

— Рекомендуется проведение реваскуляризации при выявлении стенотических и окклюзионных поражений артерий нижней конечности, создающих препятствие для прямого магистрального кровотока к раневой зоне на стопе у пациентов с СДС с критической ишемией для восстановления кровотока [380 — 383].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Возможность и тактика проведения реваскуляризации (рентгеноэндоваскулярная реваскуляризация, хирургическая реваскуляризация, гибридное вмешательство) определяется на основании сопоставления рисков вмешательства и его возможной пользы, а также прогноза сохранения опорной функции конечности при заживлении ран на стопе. При этом также обязательно должно быть учтено желание пациента. При наличии гнойно-некротического очага его первичная хирургическая санация должна быть выполнена до реваскуляризирующего вмешательства [348].

— Рекомендуется провести профилактику контрастиндуцированной нефропатии при планировании реваскуляризации у пациента с СДС для снижения риска ее развития [8].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: С этой целью необходимо отменить диуретики (по возможности), иАПФ/БРА, потенциально нефротоксичные препараты за 48 ч до и после процедуры. Накануне операции и после ее проведения — введение 500 — 1000 мл физиологического раствора в/в капельно под контролем диуреза.

— Рекомендуется назначение антикоагулянтной и антитромботической терапии пациентам с СДС после проведения реваскуляризации нижней конечности для профилактики рестеноза [384, 385].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

— Рекомендуется проведение коррекции сахароснижающей терапии при наличии показаний (превышение индивидуальных целевых показателей углеводного обмена) параллельно с лечением трофической язвы стопы у пациентов с СДС для улучшения метаболического контроля и терапевтического прогноза [8].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

— Рекомендуется проводить коррекцию возможной дислипидемии у пациентов с СДС для улучшения метаболического контроля и терапевтического прогноза [386].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 3)

Дополнительные (адъювантные) методы лечения ран при СДС

При отсутствии заживления на фоне стандартной терапии можно использовать адъювантные методы (препараты фактора роста (АТХ-классификации D03AX Другие препараты, способствующие нормальному рубцеванию), локальное отрицательное давление).

— Рекомендуется введение препарата фактора роста эпидермального** в ткани раны пациентам с СДС с сохраненным или адекватно восстановленным артериальным кровотоком с глубокими дефектами после проведения хирургической обработки и купирования активного инфекционного процесса для ускорения заживления и профилактики рецидивов [387, 388].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 1)

— Рекомендуется использование локального отрицательного давления (NPWT) у пациентов с нейропатической и нейроишемической (после восстановления кровотока) формой СДС для ускорения заживления [389, 390].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Абсолютно противопоказано использование NPWT у пациентов с выраженной ишемией конечности (TcpO2 < 30 мм рт. ст.), остеомиелитом, флегмоной и гангреной стопы [389, 391].

Профилактика

Необходимым условием профилактики рецидивов трофических язв и возможной ампутации конечности у пациентов с СДС является обеспечение преемственности и мультидисциплинарного подхода в организации длительного наблюдения за данной категорией пациентов.

— Рекомендуется индивидуальное обучение пациентов с СДС с уже имеющимися раневыми дефектами и/или высоким риском их развития, а также (при необходимости) их родных и близких, правилам ухода за ногами для формирования правильного поведения пациента по ежедневному уходу за ногами и повышения приверженности к назначаемой врачом терапии [392].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Целью обучения является формирование правильного поведения пациента по ежедневному уходу за ногами и повышение приверженности к назначаемой врачом терапии. Особое внимание необходимо уделять лицам старшей возрастной группы, особенно с нарушением зрения. Как правило, они не могут самостоятельно ухаживать за ногами и требуют посторонней квалифицированной помощи. Пациенты любого возраста с трофическими язвами нижних конечностей не подлежат обучению в группе. Занятия с ними проводятся только индивидуально.

— Рекомендуется постоянное ношение профилактической обуви для пациентов с СД 2 группы высокого риска развития трофических язв стоп, а также лицам, перенесшим ампутацию в пределах стопы или имеющим деформацию стопы и голеностопного сустава вследствие ДОАП сложной ортопедической обуви для предотвращения травматизации стопы, новых переломов и образования язвенных дефектов [393].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: К группе высокого риска развития трофических язв стоп относятся лица со значимой артериальной недостаточностью, тяжелой нейропатией, язвами стоп в анамнезе, грубым гиперкератозом. Адекватность изготовленной ортопедической обуви должна регулярно оцениваться лечащим врачом (эндокринологом, хирургом, специалистом кабинета диабетической стопы) и меняться не реже 1 раза в год. Частоту рецидивов уменьшает и ежедневный осмотр стоп пациентом (или его родственником), соблюдение правил ухода за ногами. Важную роль играют процедуры профессионального подиатрического ухода, которые должны осуществляться специально обученной медицинской сестрой в условиях кабинета диабетической стопы [394, 395].

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утвержденную и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Особенности лечения сахарного диабета 1 типа при беременности

7.8 Особенности лечения сахарного диабета 1 типа при беременности

Беременность, развившаяся на фоне СД, сопровождается риском для здоровья матери и плода. Планирование беременности и поддержание физиологических значений уровня глюкозы у беременных с СД позволяет снизить частоту осложнений и течения и исходов беременности [396].

Подробные данные по ведению беременности и родоразрешению представлены в соответствующих клинических рекомендациях профильной профессиональной ассоциации.

— Рекомендуется планирование беременности у пациенток с СД 1 для профилактики развития пороков плода. [397 — 401].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Эффективный метод контрацепции следует применять до тех пор, пока не будет проведено надлежащее обследование и подготовка к беременности. При планировании беременности необходимо исследование уровня HbA1c, креатинина сыворотки крови, соотношение альбумин/креатинин мочи, уровня тиреотропного гормона, назначение фолиевой кислоты** в дозе не менее 400 мкг, препаратов калия йодида** 150 мкг.

— Рекомендуется достижение целевых показателей гликемического контроля за 3 — 4 месяца до зачатия: HbA1c < 6,5%, уровень глюкозы плазмы натощак/перед едой/на ночь/ночью < 6,1 ммоль/л, уровень глюкозы плазмы через 2 ч после еды < 7,8 ммоль/л пациенткам с СД 1, планирующим беременность, для профилактики неблагоприятных исходов беременности [396, 402 — 405].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Необходимо информирование пациентки с СД 1 и членов ее семьи о возможных рисках для матери и плода при отсутствии достижения целевых показателей гликемического контроля на момент зачатия и во время беременности.

— Рекомендуется отменить прием иАПФ и БРА пациенткам с СД 1, планирующим беременность, для предупреждения тератогенного влияния данных препаратов [406].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

— Рекомендуется отменить прием статинов пациенткам с СД 1, планирующим беременность, для предупреждения тератогенного влияния данных препаратов [407].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

— Рекомендуются осмотры врачом-офтальмологом всех пациенток с СД 1 при планировании беременности или в течение первого триместра беременности, далее 1 раз в триместр и не позднее, чем через 1 год после родоразрешения, с целью выявления диабетических изменений сетчатки [229, 405, 408].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 4)

Комментарии: Риск развития и прогрессирования ДР и ДМО возрастает при определенных состояниях и периодах жизни пациентки, сопряженных с нарушениями гормонального статуса (беременность, состояние после искусственного прерывания беременности и другие).

— Рекомендуется оценка стадии ХБП, консультация врача-нефролога пациенткам с СД 1, планирующим беременность, для оценки наличия и выраженности патологии почек в целях снижения рисков неблагоприятных исходов беременности и родоразрешения [409 — 412].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

— Рекомендуется ежедневный самоконтроль гликемии во время беременности не менее 7 раз в сутки (перед и через 1 ч или 2 ч после приемов пищи, на ночь), при плохом самочувствии, при необходимости (риск гипогликемии, титрация дозы базального инсулина) — в 3 и 6 ч пациенткам с СД 1 для оценки степени достижения целевых показателей гликемического контроля и своевременной коррекции терапии в целях снижения риска преэклампсии, неблагоприятных исходов беременности и родоразрешения [405, 413, 414].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

— Рекомендуется применение НМГ у пациенток с СД 1 во время беременности в качестве дополнительного средства контроля гликемии для улучшения показателей гликемического контроля [46, 48, 56].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Стандартизованные показатели НМГ и их целевые значения у пациенток с СД 1 во время беременности представлены в табл. 19 [46].

Таблица 19. Стандартизованные показатели непрерывного мониторирования глюкозы и их целевые значения у беременных женщин с сахарным диабетом 1 типа

Показатель Целевое значение
Основные
Количество дней ношения устройства НМГ >= 14 дней
Доля времени с активным устройством НМГ >= 70%
Среднее значение уровня глюкозы
Время выше целевого диапазона: % измерений (время) в диапазоне > 7,8 ммоль/л (Уровень 1) < 25% (< 6 ч)
Время в целевом диапазоне: % измерений (время) в диапазоне 3,5 — 7,8 ммоль/л > 70% (> 16 ч 48 мин)
Время ниже целевого диапазона: % измерений (время) в диапазоне < 3,5 ммоль/л (Уровень 1) <*> < 4% (< 1 ч)
Дополнительные
Индикатор контроля уровня глюкозы
Вариабельности глюкозы (коэффициент вариабельности) <= 36%
Время ниже целевого диапазона: % измерений (время) в диапазоне < 3,0 ммоль/л (Уровень 2) < 1% (< 15 мин)

———————————

<*> Включая значения < 3,0 ммоль/л.

— Рекомендуется интенсифицированная инсулинотерапия в режиме многократных инъекций ИКД (ИУКД, ИСБД) и базального инсулина или помповая инсулинотерапия пациенткам с СД 1, планирующим беременность и во время беременности, для поддержания целевых показателей гликемического контроля [415, 416].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Необходимо структурированное обучение пациенток с СД 1 принципам интенсифицированной инсулинотерапии в базис-болюсном режиме. Перевод на помповую инсулинотерапию должен осуществляться на этапе планирования беременности.

— Рекомендуется поддержание целевых значений гликемического контроля (уровень глюкозы плазмы натощак/перед едой/на ночь/ночью < 5,3 ммоль/л; уровень глюкозы плазмы через 1 ч после еды < 7,8 ммоль/л или через 2 ч после еды < 6,7 ммоль/л; HbA1c < 6,0%) пациенткам с СД 1 во время беременности для снижения риска неблагоприятных исходов беременности для матери и плода [413, 414, 417 — 419].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Индивидуально могут быть определены другие целевые показатели гликемического контроля (при наличии сосудистых осложнений СД).

— Рекомендуется мультидисциплинарный подход к ведению беременности у пациенток с СД 1 — наблюдение врача-акушера-гинеколога, врача-эндокринолога и терапевта или врача общей практики для обеспечения комплексного ведения и профилактики неблагоприятных исходов беременности [420 — 423].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Срок и метод родоразрешения определяется акушерскими показаниями. Для обеспечения комплексного подхода к родоразрешению и послеродовому ведению рекомендуется родоразрешение в специализированном роддоме.

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Вакцинация

Важность плановой вакцинации для лиц с СД 1 повысилась в связи с пандемией коронавирусной инфекции 2019 года (COVID-19). Предотвращение устранимых инфекций не только напрямую предотвращает заболеваемость, но и снижает количество госпитализаций, что может дополнительно снизить риск заражения инфекциями, такими как COVID-19. Пациентам с СД 1 следует вакцинироваться в соответствии с возрастными рекомендациями и эпидемическими показаниями.

— Рекомендуется обеспечить стандартно рекомендуемую вакцинацию пациентов с СД 1 в соответствии с национальным календарём прививок и календарем профилактических прививок по эпидемическим показаниям для профилактики заболевания гриппом [424 — 434].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Грипп — это распространённое предотвратимое инфекционное заболевание, характеризующееся высокой смертностью и заболеваемостью уязвимых групп населения, включая как молодых, так и пожилых людей, и лиц с хроническими заболеваниями. Вакцинация против гриппа, проведённая лицам с СД 1, значительно снижает количество госпитализаций по поводу гриппа и СД. Вакцинации против гриппа в предэпидемический период в первую очередь подлежат лица, относящиеся к категории высокого риска заболевания гриппом и неблагоприятных осложнений при заболевании, к которым относятся лица с СД 1.

— Рекомендуется обеспечить стандартно рекомендуемую вакцинацию пациентов с СД 1 в соответствии с национальным календарём прививок и календарём профилактических прививок по эпидемическим показаниям для профилактики заболевания пневмококковой инфекцией [424, 425, 435 — 442].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Как и грипп, пневмококковая пневмония — распространенное заболевание, которое можно предотвратить. Лица с СД 1 имеют повышенный риск именно бактериальной формы заболевания, преимущественно внутрибольничной, с высоким риском смертности (до 50%). Иммунизацию против пневмококковой инфекции можно проводить в течение всего года. Если планируется организация программы массовой вакцинации против гриппа, то удобно провести эту вакцинацию одновременно с иммунизацией против пневмококковой инфекции перед началом сезона острых респираторных заболеваний и гриппа, что соответствует рекомендациям Всемирной организации здравоохранения. При вакцинации коррекции дозы сахароснижающих препаратов или препаратов инсулина не требуется.

— Рекомендуется обеспечить стандартно рекомендуемую вакцинацию пациентов с СД 1 в соответствии с национальным календарем прививок и календарем профилактических прививок по эпидемическим показаниям для профилактики заболевания гепатитом B [424, 425, 443 — 448].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: По сравнению с населением в целом, лица с СД 1 чаще заболевают гепатитом B. Это может быть связано с контактом с инфицированной кровью или с неправильным использованием оборудования (устройств для мониторинга глюкозы или инфицированных игл). Вакцинация против гепатита B связи с более высокой вероятностью передачи рекомендуется пациентам с СД 1 в возрасте до 60 лет. Пациентам в возрасте 60 лет и старше вакцина против гепатита B может вводиться по усмотрению лечащего врача, исходя из вероятности заражения пациента гепатитом B.

— Рекомендуется обеспечить вакцинацию взрослых пациентов с СД 1 для профилактики заболевания новой коронавирусной инфекцией [449 — 459].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Пациенты с СД 1 имеют в 3 — 4 раза более высокие риски госпитализации, осложненного течения заболевания и неблагоприятных исходов новой коронавирусной инфекции COVID-19, вызванной вирусом SARS COV-2, по сравнению с людьми без СД. Наиболее существенными факторами риска более тяжелого течения заболевания и летальных исходов COVID-19 у пациентов с СД являются неудовлетворительная компенсация СД (гликированный гемоглобин HbA1c > 9%), возраст старше 65 лет, наличие ожирения, осложнений СД) [460].

Общие противопоказания к вакцинации:

— гиперчувствительность к какому-либо компоненту вакцины или вакцины, содержащей аналогичные компоненты;

— тяжелые аллергические реакции в анамнезе;

— тяжелые поствакцинальные осложнения (анафилактический шок, тяжелые генерализированные аллергические реакции, судорожный синдром, температура выше 40 °C и т.д.) на введение первого компонента вакцины являются противопоказанием для введения второго компонента вакцины;

— острые инфекционные и неинфекционные заболевания, обострение хронических заболеваний (в этих случаях вакцинацию проводят через 2 — 4 недели после выздоровления или ремиссии. При нетяжелых ОРВИ, острых инфекционных заболеваниях ЖКТ вакцинацию проводят после нормализации температуры).

Дополнительные противопоказания к вакцинации пациентов с СД 1:

— острые осложнения СД (диабетический кетоацидоз, гиперосмолярное гипергликемическое состояние, лактатацидоз, тяжелая гипогликемия).

Осторожность при проведении вакцинации:

— требуется пациентам с выраженной декомпенсацией СД.

Решение о проведении вакцинации принимается врачом после общего осмотра пациента с измерение температуры тела (в случае если температура превышает 37 °C, вакцинацию не проводят), после подписания информированного согласия пациента.

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Критерии оценки качества медицинской помощи

Критерии оценки качества медицинской помощи, приведенные в клинических рекомендациях

Таблица 20. Критерии оценки качества медико-санитарной помощи при сахарном диабете 1 типа

N Критерии качества Оценка выполнения (Да/Нет)
1

Выполнен анализ крови биохимический общетерапевтический (белок общий, кальций общий, общий холестерин, ХЛНП, ХЛВП, триглицериды, билирубин, мочевина, креатинин, аланинаминотрансфераза, аспартатаминотрансфераза, калий, натрий) не реже 1 раза в год

Да/Нет
2 Выполнено определение альбумина в утренней порции мочи или соотношения альбумина/креатинина в утренней порции мочи не позднее, чем через 5 лет от дебюта СД, далее не реже 1 раза в год Да/Нет
3 Выполнен визуальный осмотр и пальпация мест инъекций и проверка техники инъекций инсулина не реже 1 раза в 6 месяцев Да/Нет
4 Выполнен общий (клинический) анализ крови не реже 1 раза в год Да/Нет
5 Выполнен общий (клинический) анализ мочи не реже 1 раза в год Да/Нет
6 Выполнен прием (осмотр, консультация) врача-офтальмолога не позднее, чем через 5 лет от дебюта СД, далее не реже 1 раза в год Да/Нет
7 Выполнен расчет скорости клубочковой фильтрации не реже 1 раза в год Да/нет
8 Выполнена биомикроскопия глаза и глазного дна под мидриазом не позднее, чем через 5 лет от дебюта СД, далее не реже 1 раза в год Да/Нет
9 Выполнена регистрация электрокардиограммы не реже 1 раза в год Да/Нет
10 Выполнено исследование уровня гликированного гемоглобина в крови не реже 1 раза в 3 месяца Да/Нет
11 Выполнено комплексное обследование стоп (визуальный осмотр, оценка вибрационной, тактильной и температурной чувствительности нижних конечностей, определение пульсации на артериях стоп) не позднее, чем через 5 лет от дебюта СД, далее не реже 1 раза в год Да/Нет
12 Проведен выбор индивидуальных целей гликемического контроля (уровней гликированного гемоглобина (HbA1c) и гликемии натощак/перед едой, через 2 ч после еды и на ночь/ночью) не реже 1 раза в год Да/Нет
13 Даны рекомендации пациенту по самоконтролю гликемии не менее 4 раз в сутки с помощью глюкометра Да/нет
14 Проведено назначение/коррекция инсулинотерапии для улучшения показателей гликемического контроля Да/Нет
15 Проведено обучение в «Школе для пациентов с сахарным диабетом» не реже 1 раза в 3 года Да/Нет

Таблица 21. Критерии оценки качества специализированной медицинской помощи при сахарном диабете 1 типа

N Критерии качества Оценка выполнения (Да/Нет)
1

Выполнен анализ крови биохимический общетерапевтический (белок общий, кальций общий, общий холестерин, ХЛНП, ХЛВП, триглицериды, билирубин, мочевина, креатинин, аланинаминотрансфераза, аспартатаминотрансфераза, калий, натрий), если не выполнен за последний год

Да/Нет
2 Выполнено определение альбумина в утренней порции мочи или соотношения альбумина/креатинина в утренней порции мочи при длительности СД более 5 лет, если не выполнено за последний год Да/Нет
3 Выполнен визуальный осмотр и пальпация мест инъекций и проверка техники инъекций инсулина Да/Нет
4 Выполнен общий (клинический) анализ крови, если не выполнен за последний год Да/Нет
5 Выполнен общий (клинический) анализ мочи, если не выполнен за последний год Да/Нет
6 Выполнен прием (осмотр, консультация) врача-офтальмолога, если не выполнен за последний год Да/Нет
7 Выполнен расчет скорости клубочковой фильтрации, если не выполнен за последний год Да/Нет
8 Выполнена биомикроскопия глаза и глазного дна под мидриазом, если не выполнена за последний год Да/Нет
9

Выполнена регистрация электрокардиограммы, если не выполнена за последний год

Да/Нет
10 Выполнено исследование уровня гликированного гемоглобина в крови, если не выполнено за последние 3 месяца Да/Нет
11 Выполнено комплексное обследование стоп (визуальный осмотр, оценка вибрационной, тактильной и температурной чувствительности нижних конечностей, определение пульсации на артериях стоп), если не выполнено за последний год Да/Нет
12 Проведен выбор индивидуальных целей гликемического контроля (уровней гликированного гемоглобина (HbA1c) и гликемии натощак/перед едой, через 2 ч после еды и на ночь/ночью) Да/Нет
13 Выполнено определение уровня глюкозы в крови не менее 4 раз в сутки Да/Нет
14 Проведено назначение/коррекция инсулинотерапии для улучшения показателей гликемического контроля Да/Нет
15 Проведено обучение в «Школе для пациентов с сахарным диабетом», если не было проведено за последние 3 года Да/Нет

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Список литературы

[1] Дедов И.И., Шестакова М.В. Сахарный диабет типа 1: реалии и перспективы. МИА, 2016
[2] Redondo MJ, Fain PR, Eisenbarth GS. Genetics of type 1A diabetes. Recent Prog Horm Res. 2001; 5669 — 89.
[3] Atkinson MA. The pathogenesis and natural history of type 1 diabetes. Cold Spring Harb Perspect Med. 2012; 2(11): a007641. doi: 10.1101/cshperspect.a007641
[4] Antvorskov JC, Josefsen K, Engkilde K, et al. Dietary gluten and the development of type 1 diabetes. Diabetologia. 2014; 57(9): 1770 — 1780. doi: 10.1007/s00125-014-3265-1
[5] Kawasaki E. Type 1 diabetes and autoimmunity. Clin Pediatr Endocrinol. 2014; 23(4): 99 — 105. doi: 10.1297/cpe.23.99
[6] Lampasona V, Liberati D. Islet Autoantibodies. Curr Diab Rep. 2016; 16(6): 53. doi: 10.1007/s11892-016-0738-2
[7] International Diabetes Federation. IDF Diabetes Atlas. 10th ed. 2021
[8] Дедов И.И., Шестакова М.В., Майоров А.Ю., и др. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом / Под редакцией И.И. Дедова, М.В. Шестаковой, А.Ю. Майорова. — 10-й выпуск. Сахарный диабет. 2021; 24(S1). doi: 10.14341/DM12802
[9] World Health Organization, International Diabetes Federation. Definition and diagnosis of diabetes mellitus and intermediate hyperglycaemia. Report of a WHO/IDF consultation. Geneva, 2006
[10] World Health Organization. Definition, diagnosis and classification of diabetes mellitus and its complications: report of a WHO consultation. Part 1, Diagnosis and classification of diabetes mellitus. Geneva, 1999
[11] World Health Organization. Classification of diabetes mellitus. World Health Organization. 2019
[12] Hansen MP. Type 1 diabetes and polyglandular autoimmune syndrome: A review. World J Diabetes. 2015; 6(1): 67. doi: 10.4239/wjd.v6.i1.67
[13] American Diabetes Association. 2. Classification and Diagnosis of Diabetes: Standards of Medical Care in Diabetes-2022. Diabetes Care. 2022; 45 (Supplement_1): S17 — S38. doi: 10.2337/dc22-S002
[14] International Expert Committee Report on the Role of the A1C Assay in the Diagnosis of Diabetes. Diabetes Care. 2009; 32(7): 1327 — 1334. doi: 10.2337/dc09-9033
[15] World Health Organization. Use of glycated haemoglobin (HbA1c) in diagnosis of diabetes mellitus: abbreviated report of a WHO consultation. Geneva, 2011
[16] Umpierrez G, Korytkowski M. Diabetic emergencies — ketoacidosis, hyperglycaemic hyperosmolar state and hypoglycaemia. Nat Rev Endocrinol. 2016; 12(4): 222 — 232. doi: 10.1038/nrendo.2016.15
[17] American Diabetes Association. 4. Comprehensive Medical Evaluation and Assessment of Comorbidities: Standards of Medical Care in Diabetes-2022. Diabetes Care. 2022; 45 (Supplement_1): S46 — S59. doi: 10.2337/dc22-S004
[18] de Boer IH, DCCT/EDIC Research Group. Kidney disease and related findings in the diabetes control and complications trial/epidemiology of diabetes interventions and complications study. Diabetes Care. 2014; 37(1): 24 — 30. doi: 10.2337/dc13-2113
[19] Levey AS, Coresh J, Balk E, et al. National Kidney Foundation practice guidelines for chronic kidney disease: evaluation, classification, and stratification. Ann Intern Med. 2003; 139(2): 137 — 147. doi: 10.7326/0003-4819-139-2-200307150-00013
[20] James MT, Grams ME, Woodward M, et al. A Meta-analysis of the Association of Estimated GFR, Albuminuria, Diabetes Mellitus, and Hypertension With Acute Kidney Injury. Am J Kidney Dis. 2015; 66(4): 602 — 612. doi: 10.1053/j.ajkd.2015.02.338
[21] Gonzalez-Lao E, Corte Z, Simon M, et al. Systematic review of the biological variation data for diabetes related analytes. Clin Chim Acta. 2019; 48861 — 67. doi: 10.1016/j.cca.2018.10.031
[22] Leighton E, Sainsbury CA, Jones GC. A Practical Review of C-Peptide Testing in Diabetes. Diabetes Ther. 2017; 8(3): 475 — 487. doi: 10.1007/s13300-017-0265-4
[23] Силко Ю.В., Никонова Т.В., Иванова О.Н., и др. Латентный аутоиммунный диабет взрослых: информативность аутоантител. Терапевтический архив (архив до 2018 г.). 2016; 88(10): 42 — 45. doi: 10.17116/terarkh2016881042-45
[24] Sosenko JM, Skyler JS, Palmer JP, et al. The prediction of type 1 diabetes by multiple autoantibody levels and their incorporation into an autoantibody risk score in relatives of type 1 diabetic patients. Diabetes Care. 2013; 36(9): 2615 — 2620. doi: 10.2337/dc13-0425
[25] Shields BM, Hicks S, Shepherd MH, et al. Maturity-onset diabetes of the young (MODY): how many cases are we missing? Diabetologia. 2010; 53(12): 2504 — 2508. doi: 10.1007/s00125-010-1799-4
[26] Shepherd M, Sparkes AC, Hattersley AT. Genetic testing in maturity onset diabetes of the young (MODY): a new challenge for the diabetic clinic. Pract Diabetes Int. 2001; 18(1): 16 — 21. doi: 10.1002/pdi.108
[27] Thanabalasingham G, Owen KR. Diagnosis and management of maturity onset diabetes of the young (MODY). BMJ. 2011; 343d6044. doi: 10.1136/bmj.d6044
[28] Shun CB, Donaghue KC, Phelan H, et al. Thyroid autoimmunity in Type 1 diabetes: systematic review and meta-analysis. Diabet Med. 2014; 31(2): 126 — 135. doi: 10.1111/dme.12318
[29] Jonsdottir B, Larsson C, Carlsson A, et al. Thyroid and Islet Autoantibodies Predict Autoimmune Thyroid Disease at Type 1 Diabetes Diagnosis. J Clin Endocrinol Metab. 2017; 102(4): 1277 — 1285. doi: 10.1210/jc.2016-2335
[30] Warncke K, Frohlich-Reiterer EE, Thon A, et al. Polyendocrinopathy in Children, Adolescents, and Young Adults With Type 1 Diabetes: A multicenter analysis of 28,671 patients from the German/Austrian DPV-Wiss database. Diabetes Care. 2010; 33(9): 2010 — 2012. doi: 10.2337/dc10-0404
[31] Klein R, Klein BE, Moss SE, et al. The Wisconsin epidemiologic study of diabetic retinopathy. III. Prevalence and risk of diabetic retinopathy when age at diagnosis is 30 or more years. Arch Ophthalmol (Chicago, Ill 1960). 1984; 102(4): 527 — 532.
[32] Klein R, Klein BE, Moss SE, et al. The Wisconsin epidemiologic study of diabetic retinopathy. II. Prevalence and risk of diabetic retinopathy when age at diagnosis is less than 30 years. Arch Ophthalmol (Chicago, Ill 1960). 1984; 102(4): 520 — 526.
[33] DCCT/EDIC Research Group, Nathan DM, Bebu I, et al. Frequency of Evidence-Based Screening for Retinopathy in Type 1 Diabetes. N Engl J Med. 2017; 376(16): 1507 — 1516. doi: 10.1056/NEJMoa1612836
[34] American Diabetes Association. Standards of Medical Care in Diabetes-2022 Abridged for Primary Care Providers. Clin Diabetes. 2022; 40(1): 10 — 38. doi: 10.2337/cd22-as01
[35] Misra A, Bachmann MO, Greenwood RH, et al. Trends in yield and effects of screening intervals during 17 years of a large UK community-based diabetic retinopathy screening programme. Diabet Med. 2009; 26(10): 1040 — 1047. doi: 10.1111/j.1464-5491.2009.02820.x
[36] Mohamed Q, Gillies MC, Wong TY. Management of Diabetic Retinopathy: a systematic review. JAMA. 2007; 298(8): 902 — 916. doi: 10.1001/jama.298.8.902
[37] International Council of Ophthalmology. ICO Guidelines for Diabetic Eye Care. San Francisco, http://www.icoph.org/downloads/ICOGuidelinesforDiabeticEyeCare.pdf (2017)
[38] Solomon SD, Chew E, Duh EJ, et al. Diabetic Retinopathy: A Position Statement by the American Diabetes Association. Diabetes Care. 2017; 40(3): 412 — 418. doi: 10.2337/dc16-2641
[39] Canadian Ophthalmological Society Diabetic Retinopathy Clinical Practice Guideline Expert Committee, Hooper P, Boucher MC, et al. Canadian Ophthalmological Society Evidence-based Clinical Practice Guidelines for the Management of Diabetic Retinopathy — executive summary. Can J Ophthalmol. 2012; 47(2): 91 — 101. doi: 10.1016/j.jcjo.2012.01.022
[40] Diabetes Control and Complications Trial Research Group, Nathan DM, Genuth S, et al. The effect of intensive treatment of diabetes on the development and progression of long-term complications in insulin-dependent diabetes mellitus. N Engl J Med. 1993; 329(14): 977 — 986. doi: 10.1056/NEJM199309303291401
[41] Diabetes Control and Complications Trial/Epidemiology of Diabetes Interventions and Complications Research Group, Lachin JM, Genuth S, et al. Retinopathy and nephropathy in patients with type 1 diabetes four years after a trial of intensive therapy. N Engl J Med. 2000; 342(6): 381 — 389. doi: 10.1056/NEJM200002103420603
[42] American Diabetes Association. 6. Glycemic Targets: Standards of Medical Care in Diabetes-2022. Diabetes Care. 2022; 45 (Supplement_1): S83 — S96. doi: 10.2337/dc22-S006
[43] Общероссийская общественная организация «Российская ассоциация геронтологов и гериатров». Клинические рекомендации «Старческая астения». 2020
[44] Ткачева О.Н., Рунихина Н.К., Остапенко В.С., и др. Валидация опросника для скрининга синдрома старческой астении в амбулаторной практике. Успехи геронтологии. 2017; 30(2): 236 — 242.
[45] Nathan DM, Kuenen J, Borg R, et al. Translating the A1C Assay Into Estimated Average Glucose Values. Diabetes Care. 2008; 31(8): 1473-1478. doi: 10.2337/dc08-0545
[46] Battelino T, Danne T, Bergenstal RM, et al. Clinical Targets for Continuous Glucose Monitoring Data Interpretation: Recommendations From the International Consensus on Time in Range. Diabetes Care. 2019; 42(8): 1593 — 1603. doi: 10.2337/dci19-0028
[47] Beck RW, Bergenstal RM, Riddlesworth TD, et al. Validation of Time in Range as an Outcome Measure for Diabetes Clinical Trials. Diabetes Care. 2019; 42(3): 400-405. doi: 10.2337/dc18-1444
[48] Kristensen K, Ogge LE, Sengpiel V, et al. Continuous glucose monitoring in pregnant women with type 1 diabetes: an observational cohort study of 186 pregnancies. Diabetologia. 2019; 62(7): 1143 — 1153. doi: 10.1007/s00125-019-4850-0
[49] Beck RW, Bergenstal RM, Cheng P, et al. The Relationships Between Time in Range, Hyperglycemia Metrics, and HbA1c. J Diabetes Sci Technol. 2019; 13(4): 614 — 626. doi: 10.1177/1932296818822496
[50] Vigersky RA, McMahon C. The Relationship of Hemoglobin A1C to Time-in-Range in Patients with Diabetes. Diabetes Technol Ther. 2019; 21(2): 81 — 85. doi: 10.1089/dia.2018.0310
[51] Davis MR, Mellman M, Shamoon H. Further Defects in Counterregulatory Responses Induced by Recurrent Hypoglycemia in IDDM. Diabetes. 1992; 41(10): 1335 — 1340. doi: 10.2337/diab.41.10.1335
[52] Henriksen MM, Andersen HU, Thorsteinsson B, et al. Hypoglycemic Exposure and Risk of Asymptomatic Hypoglycemia in Type 1 Diabetes Assessed by Continuous Glucose Monitoring. J Clin Endocrinol Metab. 2018; 103(6): 2329 — 2335. doi: 10.1210/jc.2018-00142
[53] American Diabetes Association. Introduction: Standards of Medical Care in Diabetes-2022. Diabetes Care. 2022; 45 (Supplement_1): S1 — S2. doi: 10.2337/dc22-Sint
[54] Weinstock RS, DuBose SN, Bergenstal RM, et al. Risk Factors Associated With Severe Hypoglycemia in Older Adults With Type 1 Diabetes. Diabetes Care. 2016; 39(4): 603 — 610. doi: 10.2337/dc15-1426
[55] Giorda CB, Ozzello A, Gentile S, et al. Incidence and risk factors for severe and symptomatic hypoglycemia in type 1 diabetes. Results of the HYPOS-1 study. Acta Diabetol. 2015; 52(5): 845 — 853. doi: 10.1007/s00592-015-0713-4
[56] Feig DS, Donovan LE, Corcoy R, et al. Continuous glucose monitoring in pregnant women with type 1 diabetes (CONCEPTT): a multicentre international randomised controlled trial. Lancet. 2017; 390(10110): 2347 — 2359. doi: 10.1016/S0140-6736(17) 32400-5
[57] Fisher M. Statins for people with type 1 diabetes: when should treatment start? Pract Diabetes. 2016; 33(1): 10 — 11. doi: 10.1002/pdi.1990
[58] Cholesterol Treatment Trialists’ (CTT) Collaborators, Kearney PM, Blackwell L, et al. Efficacy of cholesterol-lowering therapy in 18,686 people with diabetes in 14 randomised trials of statins: a meta-analysis. Lancet. 2008; 371(9607): 117 — 125. doi: 10.1016/S0140-6736(08)60104-X
[59] Rabar S, Harker M, O’Flynn N, et al. Lipid modification and cardiovascular risk assessment for the primary and secondary prevention of cardiovascular disease: summary of updated NICE guidance. BMJ. 2014; 349(12): g4356. doi: 10.1136/bmj.g4356
[60] Livingstone SJ, Looker HC, Hothersall EJ, et al. Risk of Cardiovascular Disease and Total Mortality in Adults with Type 1 Diabetes: Scottish Registry Linkage Study. PLoS Med. 2012; 9(10): e1001321. doi: 10.1371/journal.pmed.1001321
[61] Heart Protection Study Collaborative Group. MRC/BHF Heart Protection Study of cholesterol lowering with simvastatin in 20,536 high-risk individuals: a randomised placebo-controlled trial. Lancet. 2002; 360(9326): 7 — 22. doi: 10.1016/S0140-6736(02) 09327-3
[62] Mach F, Baigent C, Catapano AL, et al. 2019 ESC/EAS Guidelines for the management of dyslipidaemias: lipid modification to reduce cardiovascular risk. Eur Heart J. 2020; 41(1): 111 — 188. doi: 10.1093/eurheartj/ehz455
[63] Hansen TW, Kikuya M, Thijs L, et al. Diagnostic thresholds for ambulatory blood pressure moving lower: a review based on a meta-analysis-clinical implications. J Clin Hypertens (Greenwich). 2008; 10(5): 377 — 381.
[64] Arguedas JA, Leiva V, Wright JM. Blood pressure targets for hypertension in people with diabetes mellitus. Cochrane database Syst Rev. 2013(10): CD008277. doi: 10.1002/14651858.CD008277.pub2
[65] Thomopoulos C, Parati G, Zanchetti A. Effects of blood-pressure-lowering treatment on outcome incidence in hypertension. J Hypertens. 2017; 35(5): 922 — 944. doi: 10.1097/HJH.0000000000001276
[66] Bulugahapitiya U, Siyambalapitiya S, Sithole J, et al. Is diabetes a coronary risk equivalent? Systematic review and meta-analysis. Diabet Med. 2009; 26(2): 142 — 148. doi: 10.1111/j.1464-5491.2008.02640.x
[67] Cosentino F, Grant PJ, Aboyans V, et al. 2019 ESC Guidelines on diabetes, pre-diabetes, and cardiovascular diseases developed in collaboration with the EASD. Eur Heart J. Epub ahead of print 31 August 2019. DOI: 10.1093/eurheartj/ehz486
[68] Brunstrom M, Carlberg B. Effect of antihypertensive treatment at different blood pressure levels in patients with diabetes mellitus: systematic review and meta-analyses. BMJ. 2016; 352i717. doi: 10.1136/bmj.i717
[69] Rawshani A, Rawshani A, Franzen S, et al. Range of Risk Factor Levels: Control, Mortality, and Cardiovascular Outcomes in Type 1 Diabetes Mellitus. Circulation. 2017; 135(16): 1522 — 1531. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.116.025961
[70] Xie X, Atkins E, Lv J, et al. Effects of intensive blood pressure lowering on cardiovascular and renal outcomes: updated systematic review and meta-analysis. Lancet. 2016; 387(10017): 435 — 443. doi: 10.1016/S0140-6736(15) 00805-3
[71] ГОСТ Р ИСО 15197-2015 Тест-системы для диагностики in vitro. Требования к системам мониторинга глюкозы в крови для самоконтроля при лечении сахарного диабета. Москва: Стандартинформ, 2015
[72] Karter AJ, Ackerson LM, Darbinian JA, et al. Self-monitoring of blood glucose levels and glycemic control: the Northern California Kaiser Permanente Diabetes registry*. Am J Med. 2001; 111(1): 1 — 9. doi: 10.1016/S0002-9343(01) 00742-2
[73] Karter AJ, Parker MM, Moffet HH, et al. Longitudinal Study of New and Prevalent Use of Self-Monitoring of Blood Glucose. Diabetes Care. 2006; 29(8): 1757 — 1763. doi: 10.2337/dc06-2073
[74] Parkin CG, Davidson JA. Value of Self-Monitoring Blood Glucose Pattern Analysis in Improving Diabetes Outcomes. J Diabetes Sci Technol. 2009; 3(3): 500 — 508. doi: 10.1177/193229680900300314
[75] Sheppard P, Bending J, Huber J. Pre- and post-prandial capillary glucose self-monitoring achieves better glycaemic control than pre-prandial only monitoring. Pract Diabetes Int. 2005; 22(1): 15 — 22. doi: 10.1002/pdi.733
[76] Vervoort G, Goldschmidt HMG, van Doorn LG. Nocturnal Blood Glucose Profiles in Patients with Type 1 Diabetes Mellitus on Multiple (>= 4) Daily Insulin Injection Regimens. Diabet Med. 1996; 13(9): 794 — 799. doi: 10.1002/(SICI) 1096-9136(199609) 13: 9 < 794:: AID-DIA185 > 3.0.CO; 2-G
[77] Louie RF, Lau MJ, Lee JH, et al. Multicenter Study of the Prevalence of Blood Contamination on Point-of-Care Glucose Meters and Recommendations for Controlling Contamination. Point Care J Near-Patient Test Technol. 2005; 4(4): 158 — 163. doi: 10.1097/01.poc.0000189933.35225.77
[78] Lewandrowski K. Point-of-care testing: an overview and a look to the future (circa 2009, United States). Clin Lab Med. 2009; 29(3): 421 — 432. doi: 10.1016/j.cll.2009.06.015
[79] Klonoff DC, Perz JF. Assisted Monitoring of Blood Glucose: Special Safety Needs for a New Paradigm in Testing Glucose. J Diabetes Sci Technol. 2010; 4(5): 1027 — 1031. doi: 10.1177/193229681000400501
[80] World Health Organization. WHO injection safety. Fact sheet No. 231. Revised May 2016. Geneva, 2016
[81] Thompson ND, Perz JF. Eliminating the blood: ongoing outbreaks of hepatitis B virus infection and the need for innovative glucose monitoring technologies. J Diabetes Sci Technol. 2009; 3(2): 283 — 288. doi: 10.1177/193229680900300208
[82] Jovanovic L, Savas H, Mehta M, et al. Frequent Monitoring of A1C During Pregnancy as a Treatment Tool to Guide Therapy. Diabetes Care. 2011; 34(1): 53 — 54. doi: 10.2337/dc10-1455
[83] Gorst C, Kwok CS, Aslam S, et al. Long-term Glycemic Variability and Risk of Adverse Outcomes: A Systematic Review and Meta-analysis. Diabetes Care. 2015; 38(12): 2354 — 2369. doi: 10.2337/dc15-1188
[84] Ajjan RA, Cummings MH, Jennings P, et al. Optimising use of rate-of-change trend arrows for insulin dosing decisions using the FreeStyle Libre flash glucose monitoring system. Diabetes Vasc Dis Res. 2019; 16(1): 3 — 12. doi: 10.1177/1479164118795252
[85] Bolinder J, Antuna R, Geelhoed-Duijvestijn P, et al. Novel glucose-sensing technology and hypoglycaemia in type 1 diabetes: a multicentre, non-masked, randomised controlled trial. Lancet. 2016; 388(10057): 2254 — 2263. doi: 10.1016/S0140-6736(16) 31535-5
[86] Lind M, Polonsky W, Hirsch IB, et al. Continuous Glucose Monitoring vs Conventional Therapy for Glycemic Control in Adults With Type 1 Diabetes Treated With Multiple Daily Insulin Injections. JAMA. 2017; 317(4): 379 — 387. doi: 10.1001/jama.2016.19976
[87] Danne T, Nimri R, Battelino T, et al. International Consensus on Use of Continuous Glucose Monitoring. Diabetes Care. 2017; 40(12): 1631 — 1640. doi: 10.2337/dc17-1600
[88] Haskova A, Radovnicka L, Petruzelkova L, et al. Real-time CGM Is Superior to Flash Glucose Monitoring for Glucose Control in Type 1 Diabetes: The CORRIDA Randomized Controlled Trial. Diabetes Care. 2020; 43(11): 2744 — 2750. doi: 10.2337/dc20-0112
[89] Lodwig V, Heinemann L. Continuous Glucose Monitoring with Glucose Sensors: Calibration and Assessment Criteria. Diabetes Technol Ther. 2003; 5(4): 572 — 586. doi: 10.1089/152091503322250596
[90] Дедов И.И., Шестакова М.В., Петеркова В.А., и др. Проект рекомендаций Российской ассоциации эндокринологов по применению биосимиляров инсулина. Сахарный диабет. 2021; 24(1): 76 — 79.
[91] Ефремова Н.В., Болотская Л.Л., Атарщиков Д.С., и др. Применение аналогов инсулина человека у пациентов молодого возраста с сахарным диабетом 1-го типа: результаты наблюдательной программы RESULT по применению инсулина гларгин (Лантус) в комбинации с инсулином глулизин (Апидра) в базально-болюсном режиме. Терапевтический архив (архив до 2018 г). 2015; 87(10): 42 — 49. doi: 10.17116/terarkh2015871042-49
[92] Heller S, Bode B, Kozlovski P, et al. Meta-analysis of insulin aspart versus regular human insulin used in a basal-bolus regimen for the treatment of diabetes mellitus. J Diabetes. 2013; 5(4): 482 — 491. doi: 10.1111/1753-0407.12060
[93] Wojciechowski P, Niemczyk-Szechowska P, Olewinska E, et al. Clinical efficacy and safety of insulin aspart compared with regular human insulin in patients with type 1 and type 2 diabetes: a systematic review and meta-analysis. Pol Arch Med Wewn. 2015; 125(3): 141 — 151.
[94] Dawoud D, O’Mahony R, Wonderling D, et al. Basal Insulin Regimens for Adults with Type 1 Diabetes Mellitus: A Systematic Review and Network Meta-Analysis. Value Health. 2018; 21(2): 176 — 184. doi: 10.1016/j.jval.2017.04.024
[95] Szypowska A, Golicki D, Groele L, et al. Long-acting insulin analogue detemir compared with NPH insulin in type 1 diabetes: a systematic review and meta-analysis. Pol Arch Med Wewn. 2011; 121(7-8): 237 — 246.
[96] Einhorn D, Handelsman Y, Bode BW, et al. Patients achieving good glycemic control (HbA1c < 7%) experience a lower rate of hypoglycemia with insulin degludec than with insulin glargine: a meta-analysis of phase 3a trials. Endocr Pract. 2015; 21(8): 917 — 926. doi: 10.4158/EP14523.OR
[97] Dzygalo K, Golicki D, Kowalska A, et al. The beneficial effect of insulin degludec on nocturnal hypoglycaemia and insulin dose in type 1 diabetic patients: a systematic review and meta-analysis of randomised trials. Acta Diabetol. 2015; 52(2): 231 — 238. doi: 10.1007/s00592-014-0604-0
[98] Russell-Jones D, Gall M-A, Niemeyer M, et al. Insulin degludec results in lower rates of nocturnal hypoglycaemia and fasting plasma glucose vs. insulin glargine: A meta-analysis of seven clinical trials. Nutr Metab Cardiovasc Dis. 2015; 25(10): 898 — 905. doi: 10.1016/j.numecd.2015.06.005
[99] Laubner K, Molz K, Kerner W, et al. Daily insulin doses and injection frequencies of neutral protamine hagedorn (NPH) insulin, insulin detemir and insulin glargine in type 1 and type 2 diabetes: a multicenter analysis of 51 964 patients from the German/Austrian DPV-wiss database. Diabetes Metab Res Rev. 2014; 30(5): 395 — 404. doi: 10.1002/dmrr.2500
[100] Laranjeira FO, de Andrade KRC, Figueiredo ACMG, et al. Long-acting insulin analogues for type 1 diabetes: An overview of systematic reviews and meta-analysis of randomized controlled trials. PLoS One. 2018; 13(4): e0194801. doi: 10.1371/journal.pone.0194801
[101] Gough SCL. A review of human and analogue insulin trials. Diabetes Res Clin Pract. 2007; 77(1): 1 — 15. doi: 10.1016/j.diabres.2006.10.015
[102] Monami M, Marchionni N, Mannucci E. Long-acting insulin analogues vs. NPH human insulin in type 1 diabetes. A meta-analysis. Diabetes Obes Metab. 2009; 11(4): 372 — 378. doi: 10.1111/j.1463-1326.2008.00976.x
[103] Home PD, Bergenstal RM, Bolli GB, et al. New Insulin Glargine 300 Units/mL Versus Glargine 100 Units/mL in People With Type 1 Diabetes: A Randomized, Phase 3a, Open-Label Clinical Trial (EDITION 4). Diabetes Care. 2015; 38(12): 2217 — 2225. doi: 10.2337/dc15-0249
[104] Laurenzi A, Bolla AM, Panigoni G, et al. Effects of Carbohydrate Counting on Glucose Control and Quality of Life Over 24 Weeks in Adult Patients With Type 1 Diabetes on Continuous Subcutaneous Insulin Infusion: A randomized, prospective clinical trial (GIOCAR). Diabetes Care. 2011; 34(4): 823 — 827. doi: 10.2337/dc10-1490
[105] Samann A, Muhlhauser I, Bender R, et al. Glycaemic control and severe hypoglycaemia following training in flexible, intensive insulin therapy to enable dietary freedom in people with type 1 diabetes: a prospective implementation study. Diabetologia. 2005; 48(10): 1965 — 1970. doi: 10.1007/s00125-005-1905-1
[106] Bell KJ, Barclay AW, Petocz P, et al. Efficacy of carbohydrate counting in type 1 diabetes: a systematic review and meta-analysis. Lancet Diabetes Endocrinol. 2014; 2(2): 133 — 140. doi: 10.1016/S2213-8587(13)70144-X
[107] Elliott J, Lawton J, Rankin D, et al. The 5 x 1 DAFNE study protocol: a cluster randomised trial comparing a standard 5 day DAFNE course delivered over 1 week against DAFNE training delivered over 1 day a week for 5 consecutive weeks. BMC Endocr Disord. 2012; 12(1): 28. doi: 10.1186/1472-6823-12-28
[108] Haas L, Maryniuk M, Beck J, et al. National Standards for Diabetes Self-Management Education and Support. Diabetes Care. 2013; 36 (Supplement_1): S100 — S108. doi: 10.2337/dc13-S100
[109] Cooke D, Bond R, Lawton J, et al. Structured Type 1 Diabetes Education Delivered Within Routine Care: Impact on glycemic control and diabetes-specific quality of life. Diabetes Care. 2013; 36(2): 270 — 272. doi: 10.2337/dc12-0080
[110] Cochran J, Conn VS. Meta-analysis of Quality of Life Outcomes Following Diabetes Self-management Training. Diabetes Educ. 2008; 34(5): 815 — 823. doi: 10.1177/0145721708323640
[111] Foster G, Taylor SJC, Eldridge SE, et al. Self-management education programmes by lay leaders for people with chronic conditions. Cochrane database Syst Rev. 2007(4): CD005108. doi: 10.1002/14651858.CD005108.pub2
[112] Johnson TM, Murray MR, Huang Y. Associations Between Self-Management Education and Comprehensive Diabetes Clinical Care. Diabetes Spectr. 2010; 23(1): 41 — 46. doi: 10.2337/diaspect.23.1.41
[113] MacLeod J, Franz MJ, Handu D, et al. Academy of Nutrition and Dietetics Nutrition Practice Guideline for Type 1 and Type 2 Diabetes in Adults: Nutrition Intervention Evidence Reviews and Recommendations. J Acad Nutr Diet. 2017; 117(10): 1637 — 1658. doi: 10.1016/j.jand.2017.03.023
[114] DAFNE Study Group. Training in flexible, intensive insulin management to enable dietary freedom in people with type 1 diabetes: dose adjustment for normal eating (DAFNE) randomised controlled trial. BMJ. 2002; 325(7367): 746 — 746. doi: 10.1136/bmj.325.7367.746
[115] Delahanty LM, Nathan DM, Lachin JM, et al. Association of diet with glycated hemoglobin during intensive treatment of type 1 diabetes in the Diabetes Control and Complications Trial. Am J Clin Nutr. 2009; 89(2): 518 — 524. doi: 10.3945/ajcn.2008.26498
[116] Майоров А.Ю., Мельникова О.Г., Котешкова О.М., и др. Техника инъекций и инфузии при лечении сахарного диабета. Методическое руководство. Москва: ООО «АРТИНФО», 2018
[117] Frid AH, Kreugel G, Grassi G, et al. New Insulin Delivery Recommendations. Mayo Clin Proc. 2016; 91(9): 1231 — 1255. doi: 10.1016/j.mayocp.2016.06.010
[118] Kreugel G, Kees J, Jongbloed A, et al. The influence of needle length on glycemic control and patient preference in obese diabetic patients. Diabetes. 2009; 58A117.
[119] Schwartz S, Hassman D, Shelmet J, et al. A multicenter, open-label, randomized, two-period crossover trial comparing glycemic control, satisfaction, and preference achieved with a 31 gauge x 6 mm needle versus a 29 gauge x 12.7 mm needle in obese patients with diabetes mellitus. Clin Ther. 2004; 26(10): 1663 — 1678. doi: 10.1016/j.clinthera.2004.10.007
[120] Strauss K, Hannet I, McGonigle J, et al. Ultra-short (5 mm) insulin needles: Trial results and clinical recommendations. Pract Diabetes Int. 1999; 16(7): 218 — 222. doi: 10.1002/pdi.1960160711
[121] Kreugel G, Keers JC, Kerstens MN, et al. Randomized Trial on the Influence of the Length of Two Insulin Pen Needles on Glycemic Control and Patient Preference in Obese Patients with Diabetes. Diabetes Technol Ther. 2011; 13(7): 737 — 741. doi: 10.1089/dia.2011.0010
[122] McKay M, Compion G, Lytzen L. A Comparison of Insulin Injection Needles on Patients’ Perceptions of Pain, Handling, and Acceptability: A Randomized, Open-Label, Crossover Study in Subjects with Diabetes. Diabetes Technol Ther. 2009; 11(3): 195 — 201. doi: 10.1089/dia.2008.0054
[123] Birkebaek NH, Solvig J, Hansen B, et al. A 4-mm Needle Reduces the Risk of Intramuscular Injections Without Increasing Backflow to Skin Surface in Lean Diabetic Children and Adults. Diabetes Care. 2008; 31(9): e65. doi: 10.2337/dc08-0977
[124] Uzun S, Inanc N, Azal S. Determining optimal needle length for subcutaneous insulin injection. J Diab Nurs. 2001; 5(10): 83 — 87.
[125] Hirsch LJ, Gibney MA, Albanese J, et al. Comparative glycemic control, safety and patient ratings for a new 4 mm x 32G insulin pen needle in adults with diabetes. Curr Med Res Opin. 2010; 26(6): 1531 — 1541. doi: 10.1185/03007995.2010.482499
[126] Miwa T, Itoh R, Kobayashi T, et al. Comparison of the Effects of a New 32-Gaugex4-mm Pen Needle and a 32-Gaugex6-mm Pen Needle on Glycemic Control, Safety, and Patient Ratings in Japanese Adults with Diabetes. Diabetes Technol Ther. 2012; 14(12): 1084 — 1090. doi: 10.1089/dia.2012.0170
[127] Nagai Y, Ohshige T, Arai K, et al. Comparison Between Shorter Straight and Thinner Microtapered Insulin Injection Needles. Diabetes Technol Ther. 2013; 15(7): 550 — 555. doi: 10.1089/dia.2012.0334
[128] Bergenstal RM, Strock ES, Peremislov D, et al. Safety and Efficacy of Insulin Therapy Delivered via a 4mm Pen Needle in Obese Patients With Diabetes. Mayo Clin Proc. 2015; 90(3): 329 — 338. doi: 10.1016/j.mayocp.2014.12.014
[129] Hirsch L, Gibney M, Berube J, et al. Impact of a Modified Needle Tip Geometry on Penetration Force as Well as Acceptability, Preference, and Perceived Pain in Subjects with Diabetes. J Diabetes Sci Technol. 2012; 6(2): 328 — 335. doi: 10.1177/193229681200600216
[130] Caffrey R. Are All Syringes Created Equal?: How to choose and use today’s insulin syringes. Am J Nurs. 2003; 103(6): 46 — 49.
[131] Braak EWT, Woodworth JR, Bianchi R, et al. Injection Site Effects on the Pharmacokinetics and Glucodynamics of Insulin Lispro and Regular Insulin. Diabetes Care. 1996; 19(12): 1437 — 1440. doi: 10.2337/diacare.19.12.1437
[132] Lippert WC, Wall EJ. Optimal Intramuscular Needle-Penetration Depth. Pediatrics. 2008; 122(3): e556 — e563. doi: 10.1542/peds.2008-0374
[133] Sonoki K, Yoshinari M, Iwase M, et al. Regurgitation of Blood into Insulin Cartridges in the Pen-like Injectors. Diabetes Care. 2001; 24(3): 603 — 604. doi: 10.2337/diacare.24.3.603
[134] Shikata T, Karasawa T, Abe K, et al. Hepatitis B e Antigen and Infectivity of Hepatitis B Virus. J Infect Dis. 1977; 136(4): 571 — 576. doi: 10.1093/infdis/136.4.571
[135] Scioli D, Pizzella T, Vollaro L, et al. The action of VIRKON No Foam on the hepatitis B virus. Eur J Epidemiol. 1997; 13(8): 879 — 883. doi: 10.1023/A: 1007399926095
[136] Herdman ML, Larck C, Schliesser SH, et al. Biological contamination of insulin pens in a hospital setting. Am J Heal Pharm. 2013; 70(14): 1244 — 1248. doi: 10.2146/ajhp120728
[137] Schuler G, Pelz K, Kerp L. Is the reuse of needles for insulin injection systems associated with a higher risk of cutaneous complications? Diabetes Res Clin Pract. 1992; 16(3): 209 — 212.
[138] Johansson U-B, Amsberg S, Hannerz L, et al. Impaired Absorption of Insulin Aspart From Lipohypertrophic Injection Sites. Diabetes Care. 2005; 28(8): 2025 — 2027. doi: 10.2337/diacare.28.8.2025
[139] Chowdhury TA, Escudier V. Poor glycaemic control caused by insulin induced lipohypertrophy. BMJ. 2003; 327(7411): 383 — 384. doi: 10.1136/bmj.327.7411.383
[140] Chantelau E, Lee DM, Hemmann DM, et al. What makes insulin injections painful? BMJ. 1991; 303(6793): 26 — 27. doi: 10.1136/bmj.303.6793.26
[141] Colberg SR, Sigal RJ, Yardley JE, et al. Physical Activity/Exercise and Diabetes: A Position Statement of the American Diabetes Association. Diabetes Care. 2016; 39(11): 2065 — 2079. doi: 10.2337/dc16-1728
[142] U.S. Department of Health and Human Services. 2008 Physical Activity Guidelines for Americans. 2008
[143] Pickup JC. The Evidence Base for Diabetes Technology: Appropriate and Inappropriate Meta-Analysis. J Diabetes Sci Technol. 2013; 7(6): 1567 — 1574. doi: 10.1177/193229681300700617
[144] Lin MH, Connor CG, Ruedy KJ, et al. Race, Socioeconomic Status, and Treatment Center Are Associated with Insulin Pump Therapy in Youth in the First Year Following Diagnosis of Type 1 Diabetes. Diabetes Technol Ther. 2013; 15(11): 929 — 934. doi: 10.1089/dia.2013.0132
[145] Doyle EA, Weinzimer SA, Steffen AT, et al. A randomized, prospective trial comparing the efficacy of continuous subcutaneous insulin infusion with multiple daily injections using insulin glargine. Diabetes Care. 2004; 27(7): 1554 — 1558. doi: 10.2337/diacare.27.7.1554
[146] Jeitler K, Horvath K, Berghold A, et al. Continuous subcutaneous insulin infusion versus multiple daily insulin injections in patients with diabetes mellitus: systematic review and meta-analysis. Diabetologia. 2008; 51(6): 941 — 951. doi: 10.1007/s00125-008-0974-3
[147] Karges B, Schwandt A, Heidtmann B, et al. Association of Insulin Pump Therapy vs Insulin Injection Therapy With Severe Hypoglycemia, Ketoacidosis, and Glycemic Control Among Children, Adolescents, and Young Adults With Type 1 Diabetes. JAMA. 2017; 318(14): 1358 — 1366. doi: 10.1001/jama.2017.13994
[148] Pickup JC, Sutton AJ. Severe hypoglycaemia and glycaemic control in Type 1 diabetes: meta-analysis of multiple daily insulin injections compared with continuous subcutaneous insulin infusion. Diabet Med. 2008; 25(7): 765 — 774. doi: 10.1111/j.1464-5491.2008.02486.x
[149] Misso ML, Egberts KJ, Page M, et al. Continuous subcutaneous insulin infusion (CSII) versus multiple insulin injections for type 1 diabetes mellitus. Cochrane database Syst Rev. 2010(1): CD005103. doi: 10.1002/14651858.CD005103.pub2
[150] Saudek CD, Duckworth WC, Giobbie-Hurder A, et al. Implantable insulin pump vs multiple-dose insulin for non-insulin-dependent diabetes mellitus: a randomized clinical trial. Department of Veterans Affairs Implantable Insulin Pump Study Group. JAMA. 1996; 276(16): 1322 — 1327.
[151] Weissberg-Benchell J, Antisdel-Lomaglio J, Seshadri R. Insulin Pump Therapy: A meta-analysis. Diabetes Care. 2003; 26(4): 1079 — 1087. doi: 10.2337/diacare.26.4.1079
[152] Quiros C, Jansa M, Vinals C, et al. Experiences and real life management of insulin pump therapy in adults with type 1 diabetes. Endocrinol diabetes y Nutr. 2019; 66(2): 117 — 123. doi: 10.1016/j.endinu.2018.05.017
[153] Peters AL, Ahmann AJ, Battelino T, et al. Diabetes Technology-Continuous Subcutaneous Insulin Infusion Therapy and Continuous Glucose Monitoring in Adults: An Endocrine Society Clinical Practice Guideline. J Clin Endocrinol Metab. 2016; 101(11): 3922 — 3937. doi: 10.1210/jc.2016-2534
[154] Meade LT, Rushton WE. Optimizing insulin pump therapy: a quality improvement project. Diabetes Educ. 2013; 39(6): 841 — 847. doi: 10.1177/0145721713504628
[155] American Diabetes Association. 9. Pharmacologic Approaches to Glycemic Treatment: Standards of Medical Care in Diabetes-2022. Diabetes Care. 2022; 45 (Supplement_1): S125-S143. doi: 10.2337/dc22-S009
[156] Gruessner AC, Sutherland DER. Pancreas transplant outcomes for United States (US) cases as reported to the United Network for Organ Sharing (UNOS) and the International Pancreas Transplant Registry (IPTR). Clin Transpl. 200845 — 56.
[157] Scalea JR, Butler CC, Munivenkatappa RB, et al. Pancreas Transplant Alone as an Independent Risk Factor for the Development of Renal Failure: A Retrospective Study. Transplantation. 2008; 86(12): 1789 — 1794. doi: 10.1097/TP.0b013e3181913fbf
[158] Всемирная Организация Здравоохранения. Терапевтическое обучение больных. Программы непрерывного обучения для работников здравоохранения в области профилактики хронических заболеваний. Отчет рабочей группы ВОЗ. Москва, 1998
[159] Deakin T, Whitham C. Structured patient education: the X-PERT Programme. Br J Community Nurs. 2009; 14(9): 398 — 404. doi: 10.12968/bjcn.2009.14.9.43916
[160] Старостина Е.Г., Анциферов М.Б., Галстян Г.Р., и др. Эффективность программы интенсивного лечения и обучения больных сахарным диабетом 1 типа. Проблемы эндокринологии. 1994; 40(3): 12 — 15. doi: 10.14341/probl12004
[161] Майоров А.Ю., Галстян Г.Р., Двойнишникова О.М., и др. Терапевтическое обучение в России: результаты 15-летнего наблюдения больных сахарным диабетом 1 типа. Сахарный диабет. 2005; 8(3): 52 — 58. doi: 10.14341/2072-0351-5579
[162] American Diabetes Association. 5. Facilitating Behavior Change and Well-being to Improve Health Outcomes: Standards of Medical Care in Diabetes-2022. Diabetes Care. 2022; 45 (Supplement_1): S60 — S82. doi: 10.2337/dc22-S005
[163] Yeoh E, Choudhary P, Nwokolo M, et al. Interventions That Restore Awareness of Hypoglycemia in Adults With Type 1 Diabetes: A Systematic Review and Meta-analysis. Diabetes Care. 2015; 38(8): 1592 — 1609. doi: 10.2337/dc15-0102
[164] Ellis SE, Speroff T, Dittus RS, et al. Diabetes patient education: a meta-analysis and meta-regression. Patient Educ Couns. 2004; 52(1): 97 — 105. doi: 10.1016/S0738-3991(03) 00016-8
[165] Heller SR. Structured education in type 1 diabetes. Br J Diabetes Vasc Dis. 2009; 9(6): 269 — 272. doi: 10.1177/1474651409351646
[166] Clark M. Diabetes self-management education: A review of published studies. Prim Care Diabetes. 2008; 2(3): 113 — 120. doi: 10.1016/j.pcd.2008.04.004
[167] Oliver L, Thompson G. The DAFNE Collaborative. Experiences of developing a nationally delivered evidence-based, quality-assured programme for people with type 1 diabetes. Pract Diabetes Int. 2009; 26(9): 371 — 377. doi: 10.1002/pdi.1424
[168] Дедов И.И., Суркова Е.В., Майоров А.Ю., и др. Программа подготовки специалистов в области обучения больных сахарным диабетом. Сахарный диабет. 2003; 6(1): 44 — 47. doi: 10.14341/2072-0351-6045
[169] Дедов И.И., Суркова Е.В., Майоров А.Ю., и др. Терапевтическое обучение больных сахарным диабетом. Москва: Реафарм, 2004
[170] Суркова Е.В., Майоров А.Ю., Галстян Г.Р., и др. Обучение больных сахарным диабетом: Руководство для эндокринологов. Москва: Медицина для Вас, 2007
[171] Sadosky A, Schaefer C, Mann R, et al. Burden of illness associated with painful diabetic peripheral neuropathy among adults seeking treatment in the US: results from a retrospective chart review and cross-sectional survey. Diabetes Metab Syndr Obes. 2013; 679 — 92. doi: 10.2147/DMSO.S37415
[172] Finnerup NB, Attal N, Haroutounian S, et al. Pharmacotherapy for neuropathic pain in adults: a systematic review and meta-analysis. Lancet Neurol. 2015; 14(2): 162 — 173. doi: 10.1016/S1474-4422(14) 70251-0
[173] Tesfaye S, Wilhelm S, Lledo A, et al. Duloxetine and pregabalin: High-dose monotherapy or their combination? The «COMBO-DN study» — a multinational, randomized, double-blind, parallel-group study in patients with diabetic peripheral neuropathic pain. Pain. 2013; 154(12): 2616 — 2625. doi: 10.1016/j.pain.2013.05.043
[174] Waldfogel JM, Nesbit SA, Dy SM, et al. Pharmacotherapy for diabetic peripheral neuropathy pain and quality of life. Neurology. 2017; 88(20): 1958 — 1967. doi: 10.1212/WNL.0000000000003882
[175] Wiffen PJ, Derry S, Bell RF, et al. Gabapentin for chronic neuropathic pain in adults. Cochrane Database Syst Rev. 2017; 6CD007938. doi: 10.1002/14651858.CD007938.pub4
[176] Wernicke JF, Pritchett YL, D’Souza DN, et al. A randomized controlled trial of duloxetine in diabetic peripheral neuropathic pain. Neurology. 2006; 67(8): 1411 — 1420. doi: 10.1212/01.wnl.0000240225.04000.1a
[177] Schwartz S, Etropolski M, Shapiro DY, et al. Safety and efficacy of tapentadol ER in patients with painful diabetic peripheral neuropathy: results of a randomized-withdrawal, placebo-controlled trial. Curr Med Res Opin. 2011; 27(1): 151 — 162. doi: 10.1185/03007995.2010.537589
[178] Seaquist ER, Anderson J, Childs B, et al. Hypoglycemia and Diabetes: A Report of a Workgroup of the American Diabetes Association and The Endocrine Society. Diabetes Care. 2013; 36(5): 1384 — 1395. doi: 10.2337/dc12-2480
[179] Cryer PE. Diverse Causes of Hypoglycemia-Associated Autonomic Failure in Diabetes. N Engl J Med. 2004; 350(22): 2272 — 2279. doi: 10.1056/NEJMra031354
[180] Cryer PE, Preceded by: Cryer PE. Hypoglycemia in diabetes: pathophysiology, prevalence, and prevention. American Diabetes Association, https: //www.worldcat.org/title/hypoglycemia-in-diabetes-pathophysiology-prevalence-and-prevention/oclc/953848679 (2016, accessed 28 July 2019)
[181] Slama G, Traynard PY, Desplanque N, et al. The search for an optimized treatment of hypoglycemia. Carbohydrates in tablets, solutin, or gel for the correction of insulin reactions. Arch Intern Med. 1990; 150(3): 589 — 593.
[182] Agiostratidou G, Anhalt H, Ball D, et al. Standardizing Clinically Meaningful Outcome Measures Beyond HbA1c for Type 1 Diabetes: A Consensus Report of the American Association of Clinical Endocrinologists, the American Association of Diabetes Educators, the American Diabetes Association, the Endo. Diabetes Care. 2017; 40(12): 1622 — 1630. doi: 10.2337/dc17-1624
[183] Karter AJ, Moffet HH, Liu JY, et al. Surveillance of Hypoglycemia-Limitations of Emergency Department and Hospital Utilization Data. JAMA Intern Med. 2018; 178(7): 987 — 988. doi: 10.1001/jamainternmed.2018.1014
[184] Cox DJ, Kovatchev B, Koev D, et al. Hypoglycemia anticipation, awareness and treatment training (HAATT) reduces occurrence of severe hypoglycemia among adults with type 1 diabetes mellitus. Int J Behav Med. 2004; 11(4): 212 — 218. doi: 10.1207/s15327558ijbm1104_4
[185] Eli Lilly Canada Inc. Glucagon (rDNA Origin) Product Monograph. Toronto, 2012
[186] Nordisk N. GlucaGen(R) (glucagon) Product monograph. Bagsvaerd, 2002
[187] Boido A, Ceriani V, Pontiroli AE. Glucagon for hypoglycemic episodes in insulin-treated diabetic patients: a systematic review and meta-analysis with a comparison of glucagon with dextrose and of different glucagon formulations. Acta Diabetol. 2015; 52(2): 405 — 412. doi: 10.1007/s00592-014-0665-0
[188] Стандарт санаторно-курортной помощи больным сахарным диабетом. Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2005(1): 106 — 107.
[189] Агасиев А.Р. Потребность больных сахарным диабетом в дополнительных лечебно-диагностических услугах при санаторно-курортном лечении. Современная медицина: актуальные вопросы. 2015(42-43): 93 — 97.
[190] Приказ Минздрава РФ от 28.09.2020 N 1029Н «Об утверждении перечней медицинских показаний и противопоказаний для санаторно-курортного лечения»
[191] Martin CL, Albers JW, Pop-Busui R. Neuropathy and Related Findings in the Diabetes Control and Complications Trial/Epidemiology of Diabetes Interventions and Complications Study. Diabetes Care. 2014; 37(1): 31 — 38. doi: 10.2337/dc13-2114
[192] Pop-Busui R, Boulton AJM, Feldman EL, et al. Diabetic Neuropathy: A Position Statement by the American Diabetes Association. Diabetes Care. 2017; 40(1): 136 — 154. doi: 10.2337/dc16-2042
[193] Eberle C, Stichling S. Clinical Improvements by Telemedicine Interventions Managing Type 1 and Type 2 Diabetes: Systematic Meta-review. J Med Internet Res. 2021; 23(2): e23244. doi: 10.2196/23244
[194] Hu Y, Wen X, Wang F, et al. Effect of telemedicine intervention on hypoglycaemia in diabetes patients: A systematic review and meta-analysis of randomised controlled trials. J Telemed Telecare. 2019; 25(7): 402 — 413. doi: 10.1177/1357633X18776823
[195] Tchero H, Kangambega P, Briatte C, et al. Clinical Effectiveness of Telemedicine in Diabetes Mellitus: A Meta-Analysis of 42 Randomized Controlled Trials. Telemed e-Health. 2019; 25(7): 569 — 583. doi: 10.1089/tmj.2018.0128
[196] Lee SWH, Ooi L, Lai YK. Telemedicine for the Management of Glycemic Control and Clinical Outcomes of Type 1 Diabetes Mellitus: A Systematic Review and Meta-Analysis of Randomized Controlled Studies. Front Pharmacol. 2017; 8330. doi: 10.3389/fphar.2017.00330
[197] Wu C, Wu Z, Yang L, et al. Evaluation of the clinical outcomes of telehealth for managing diabetes. Medicine (Baltimore). 2018; 97(43): e12962. doi: 10.1097/MD.0000000000012962
[198] Chase HP, Pearson JA, Wightman C, et al. Modem Transmission of Glucose Values Reduces the Costs and Need for Clinic Visits. Diabetes Care. 2003; 26(5): 1475 — 1479. doi: 10.2337/diacare.26.5.1475
[199] de Boer IH, Caramori ML, Chan JCN, et al. KDIGO 2020 Clinical Practice Guideline for Diabetes Management in Chronic Kidney Disease. Kidney Int. 2020; 98(4): S1 — S115. doi: 10.1016/j.kint.2020.06.019
[200] Fox CS, Matsushita K, Woodward M, et al. Associations of kidney disease measures with mortality and end-stage renal disease in individuals with and without diabetes: a meta-analysis. Lancet. 2012; 380(9854): 1662 — 1673. doi: 10.1016/S0140-6736(12)61350-6
[201] American Diabetes Association. 11. Chronic Kidney Disease and Risk Management: Standards of Medical Care in Diabetes-2022. Diabetes Care. 2022; 45 (Supplement_1): S175 — S184. doi: 10.2337/dc22-S011
[202] Smart NA, Dieberg G, Ladhani M, et al. Early referral to specialist nephrology services for preventing the progression to end-stage kidney disease. Cochrane database Syst Rev. 2014(6): CD007333. doi: 10.1002/14651858.CD007333.pub2
[203] Molitch ME, Steffes M, Sun W, et al. Development and progression of renal insufficiency with and without albuminuria in adults with type 1 diabetes in the diabetes control and complications trial and the epidemiology of diabetes interventions and complications study. Diabetes Care. 2010; 33(7): 1536 — 1543. doi: 10.2337/dc09-1098
[204] Kasiske BL, Lakatua JD, Ma JZ, et al. A meta-analysis of the effects of dietary protein restriction on the rate of decline in renal function. Am J Kidney Dis. 1998; 31(6): 954-961.
[205] Murray DP, Young L, Waller J, et al. Is Dietary Protein Intake Predictive of 1-Year Mortality in Dialysis Patients? Am J Med Sci. 2018; 356(3): 234 — 243. doi: 10.1016/j.amjms.2018.06.010
[206] He FJ, MacGregor GA. Effect of longer-term modest salt reduction on blood pressure. Cochrane database Syst Rev. 2004(3): CD004937. doi: 10.1002/14651858.CD004937
[207] Mills KT, Chen J, Yang W, et al. Sodium Excretion and the Risk of Cardiovascular Disease in Patients With Chronic Kidney Disease. JAMA. 2016; 315(20): 2200 — 2210. doi: 10.1001/jama.2016.4447
[208] Nilsson E, Gasparini A, Arnlov J, et al. Incidence and determinants of hyperkalemia and hypokalemia in a large healthcare system. Int J Cardiol. 2017; 245277 — 284. doi: 10.1016/j.ijcard.2017.07.035
[209] Waden J, Tikkanen HK, Forsblom C, et al. Leisure-time physical activity and development and progression of diabetic nephropathy in type 1 diabetes: the FinnDiane Study. Diabetologia. 2015; 58(5): 929 — 936. doi: 10.1007/s00125-015-3499-6
[210] Tikkanen-Dolenc H, Waden J, Forsblom C, et al. Physical Activity Reduces Risk of Premature Mortality in Patients With Type 1 Diabetes With and Without Kidney Disease. Diabetes Care. 2017; 40(12): 1727 — 1732. doi: 10.2337/dc17-0615
[211] DCCT/EDIC research group. Effect of intensive diabetes treatment on albuminuria in type 1 diabetes: long-term follow-up of the Diabetes Control and Complications Trial and Epidemiology of Diabetes Interventions and Complications study. lancet Diabetes Endocrinol. 2014; 2(10): 793 — 800. doi: 10.1016/S2213-8587(14) 70155-X
[212] DCCT/EDIC Research Group, de Boer IH, Sun W, et al. Intensive diabetes therapy and glomerular filtration rate in type 1 diabetes. N Engl J Med. 2011; 365(25): 2366 — 2376. doi: 10.1056/NEJMoa1111732
[213] Parving HH, Andersen AR, Smidt UM, et al. Early aggressive antihypertensive treatment reduces rate of decline in kidney function in diabetic nephropathy. Lancet. 1983; 1(8335): 1175 — 1179. doi: 10.1016/s0140-6736(83) 92462-5
[214] The EUCLID study group. Randomised placebo-controlled trial of lisinopril in normotensive patients with insulin-dependent diabetes and normoalbuminuria or microalbuminuria. Lancet (London, England). 1997; 349(9068): 1787 — 1792.
[215] Bandak G, Sang Y, Gasparini A, et al. Hyperkalemia After Initiating Renin-Angiotensin System Blockade: The Stockholm Creatinine Measurements (SCREAM) Project. J Am Heart Assoc. 2017; 6(7): pii: e005428. doi: 10.1161/JAHA.116.005428
[216] Sumida K, Molnar MZ, Potukuchi PK, et al. Changes in Albuminuria and Subsequent Risk of Incident Kidney Disease. Clin J Am Soc Nephrol. 2017; 12(12): 1941 — 1949. doi: 10.2215/CJN.02720317
[217] Mauer M, Zinman B, Gardiner R, et al. Renal and Retinal Effects of Enalapril and Losartan in Type 1 Diabetes. N Engl J Med. 2009; 361(1): 40 — 51. doi: 10.1056/NEJMoa0808400
[218] Аветисов С.Э., Егоров Е.А., Мошетова Л.К., и др. Офтальмология: национальное руководство. 2-ое изд. Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2018
[219] Giusti C GP. Advances in biochemical mechanisms of diabetic retinopathy. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2007; 11(3): 115 — 163.
[220] Дедов И.И., Шестакова М.В., Викулова О.К., и др. Эпидемиологические характеристики сахарного диабета в Российской Федерации: клинико-статистический анализ по данным регистра сахарного диабета на 01.01.2021. Сахарный диабет. 2021; 24(3): 204 — 221. doi: 10.14341/DM12759
[221] Porta M, Kohner E. Screening for Diabetic Retinopathy in Europe. Diabet Med. 1991; 8(3): 197 — 198. doi: 10.1111/j.1464-5491.1991.tb01571.x
[222] Early Treatment Diabetic Retinopathy Study Research Group. Early Photocoagulation for Diabetic Retinopathy. Ophthalmology. 1991; 98(5): 76 — 785. doi: 10.1016/S0161-6420(13) 38011-7
[223] Neroev VV, Astakhov YS, Korotkih SA, et al. Protocol of intravitreal drug delivery. Consensus of the Expert Counsil of Retina and Optic Nerve Diseases of the All-Russian Public Organasation «Association of Ophthalmologists». Vestn oftal’mologii. 2020; 136(6): 251. doi: 10.17116/oftalma2020136062251
[224] International Diabetes Federation and The Fred Hollows Foundation. Diabetes eye health: A guide for health care professionals. Brussels: International Diabetes Federation, www.idf.org/eyecare (2015)
[225] American Academy of Ophthalmology. Comprehensive Adult Medical Eye Evaluation Preferred Practice Pattern . 2020
[226] Public Health England. NHS diabetic eye screening (DES) programme, https: //www.gov.uk/topic/population-screening-programmes/diabetic-eye
[227] NHS Scotland National Diabetes Retinopathy Screening, https://www.ndrs.scot.nhs.uk/Links/index.htm/
[228] Diabetes Control and Complication Trial Research Group. The relationship of glycemic exposure (HbA1c) to the risk of development and progression of retinopathy in the diabetes control and complications trial. Diabetes. 1995; 44(8): 968 — 983.
[229] World Health Organization. Prevention of blindness from diabetes mellitus. Report of a WHO consultation. Geneva, 2006
[230] Shi R, Zhao L, Wang F, et al. Effects of lipid-lowering agents on diabetic retinopathy: a Meta-analysis and systematic review. Int J Ophthalmol. 2018; 11(2): 287 — 295. doi: 10.18240/ijo.2018.02.18
[231] Chaturvedi N, Sjolie A-K, Stephenson JM, et al. Effect of lisinopril on progression of retinopathy in normotensive people with type 1 diabetes. Lancet. 1998; 351(9095): 28 — 31. doi: 10.1016/S0140-6736(97)06209-0
[232] Schmidt-Erfurth U, Garcia-Arumi J, Bandello F, et al. Guidelines for the Management of Diabetic Macular Edema by the European Society of Retina Specialists (EURETINA). Ophthalmologica. 2017; 237(4): 185 — 222. doi: 10.1159/000458539
[233] Mayer-Davis EJ, Bell RA, Reboussin BA, et al. Antioxidant nutrient intake and diabetic retinopathy. Ophthalmology. 1998; 105(12): 2264 — 2270. doi: 10.1016/S0161-6420(98) 91227-1
[234] Flaxel CJ, Adelman RA, Bailey ST, et al. Diabetic Retinopathy Preferred Practice Pattern(R). Ophthalmology. 2020; 127(1): P66 — P145. doi: 10.1016/j.ophtha.2019.09.025
[235] Бровкина А.Ф., Астахов Ю.С. (ред). Руководство по клинической офтальмологии. Москва: Медицинское информационное агентство, 2014
[236] Early Treatment Diabetic Retinopathy Study research group. Photocoagulation for diabetic macular edema. Early Treatment Diabetic Retinopathy Study report number 1. Arch Ophthalmol (Chicago, Ill 1960). 1985; 103(12): 1796 — 1806.
[237] Brown DM, Schmidt-Erfurth U, Do D V., et al. Intravitreal Aflibercept for Diabetic Macular Edema: 100-Week Results From the VISTA and VIVID Studies. Ophthalmology. 2015; 122(10): 2044 — 2052. doi: 10.1016/j.ophtha.2015.06.017
[238] Diabetic Retinopathy Study Research Group. Photocoagulation treatment of proliferative diabetic retinopathy. Clinical application of Diabetic Retinopathy Study (DRS) findings, DRS Report Number 8. Ophthalmology. 1981; 88(7): 583 — 600.
[239] Evans JR, Michelessi M, Virgili G. Laser photocoagulation for proliferative diabetic retinopathy. Cochrane database Syst Rev. 2014(11): CD011234. doi: 10.1002/14651858.CD011234.pub2
[240] Diabetic Retinopathy Study Research Group. Indications for photocoagulation treatment of diabetic retinopathy: Diabetic Retinopathy Study Report no. 14. Int Ophthalmol Clin. 1987; 27(4): 239 — 253.
[241] Moutray T, Evans JR, Lois N, et al. Different lasers and techniques for proliferative diabetic retinopathy. Cochrane database Syst Rev. 2018; 3CD012314. doi: 10.1002/14651858.CD012314.pub2
[242] Gross JG, Glassman AR, Jampol LM, et al. Panretinal Photocoagulation vs Intravitreous Ranibizumab for Proliferative Diabetic Retinopathy. JAMA. 2015; 314(20): 2137 — 2146. doi: 10.1001/jama.2015.15217
[243] Diadetes Control and Complication Trial (DCCT) Research Group. Effect of intensive diabetes treatment on nerve conduction in the diabetes control and complications trial. Ann Neurol. 1995; 38(6): 869 — 880. doi: 10.1002/ana.410380607
[244] Keech AC, Mitchell P, Summanen PA, et al. Effect of fenofibrate on the need for laser treatment for diabetic retinopathy (FIELD study): a randomised controlled trial. Lancet. 2007; 370(9600): 1687 — 1697. doi: 10.1016/S0140-6736(07)61607-9
[245] Early Treatment Diabetic Retinopathy Study research group. Photocoagulation for Diabetic Macular Edema. Arch Ophthalmol. 1985; 103(12): 1796 — 1806. doi: 10.1001/archopht.1985.01050120030015
[246] Nguyen QD, Brown DM, Marcus DM, et al. Ranibizumab for Diabetic Macular Edema. Ophthalmology. 2012; 119(4): 789 — 801. doi: 10.1016/j.ophtha.2011.12.039
[247] Do D V, Nguyen QD, Boyer D, et al. One-year outcomes of the da Vinci Study of VEGF Trap-Eye in eyes with diabetic macular edema. Ophthalmology. 2012; 119(8): 1658 — 1665. doi: 10.1016/j.ophtha.2012.02.010
[248] Boyer DS, Yoon YH, Belfort R, et al. Three-Year, Randomized, Sham-Controlled Trial of Dexamethasone Intravitreal Implant in Patients with Diabetic Macular Edema. Ophthalmology. 2014; 121(10): 1904 — 1914. doi: 10.1016/j.ophtha.2014.04.024
[249] Elman MJ, Ayala A, Bressler NM, et al. Intravitreal Ranibizumab for Diabetic Macular Edema with Prompt versus Deferred Laser Treatment: 5-Year Randomized Trial Results. Ophthalmology. 2015; 122(2): 375 — 381. doi: 10.1016/j.ophtha.2014.08.047
[250] Wells JA, Glassman AR, Ayala AR, et al. Aflibercept, Bevacizumab, or Ranibizumab for Diabetic Macular Edema: Two-Year Results from a Comparative Effectiveness Randomized Clinical Trial. Ophthalmology. 2016; 123(6): 1351 — 1359. doi: 10.1016/j.ophtha.2016.02.022
[251] Diabetic Retinopathy Clinical Research Network, Wells JA, Glassman AR, et al. Aflibercept, bevacizumab, or ranibizumab for diabetic macular edema. N Engl J Med. 2015; 372(13): 1193 — 1203. doi: 10.1056/NEJMoa1414264
………
Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.

Состав рабочей группы по разработке и пересмотру клинических рекомендаций

Приложение А1

Состав рабочей группы по разработке и пересмотру клинических рекомендаций

  1. Дедов Иван Иванович — академик РАН, д.м.н., профессор; президент ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; президент Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); главный внештатный специалист эндокринолог Министерства здравоохранения Российской Федерации. dedov@endocrincentr.ru
  2. Шестакова Марина Владимировна — академик РАН, д.м.н., профессор; директор Института диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; главный ученый секретарь и член Президиума Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD); член Американской диабетической ассоциации (ADA); сопредседатель секции сердечно-сосудистых осложнений сахарного диабета при Российском кардиологическом обществе; член экспертного совета ВАК по терапевтическим наукам. shestakova.mv@gmail.com
  3. Майоров Александр Юрьевич — д.м.н., профессор, заведующий отделом прогнозирования и инноваций диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; президент ОООИ «Российская Диабетическая Ассоциация»; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD); член Американской диабетической ассоциации (ADA); член Европейской научной группы по обучению пациентов с диабетом (DESG). education@endocrincentr.ru
  4. Шамхалова Минара Шамхаловна — д.м.н., профессор, заведующая отделением диабетической болезни почек и посттрансплантационной реабилитации ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Американской диабетической ассоциации (ADA). shamkhalova@mail.ru
  5. Никонова Татьяна Васильевна — д.м.н., руководитель отдела по вопросам лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Координационного совета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения РФ; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD). tatiana_nikonova@mail.ru
  6. Сухарева Ольга Юрьевна — к.м.н., ведущий научный сотрудник отделения диабетической болезни почек и посттрансплантационной реабилитации ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD). olgasukhareva@mail.ru
  7. Пекарева Елена Владимировна — к.м.н., старший научный сотрудник отделения терапии диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). pekarevaev@mail.ru
  8. Ибрагимова Людмила Ибрагимовна — к.м.н., ведущий научный сотрудник центра «Диабет и беременность» ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейского общества молодых эндокринологов (EYES). ibragimovaliudmila@gmail.com
  9. Михина Маргарита Сергеевна — врач отделения терапии диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). docmikhina@mail.ru
  10. Галстян Гагик Радикович — д.м.н., профессор, заведующий отделением диабетической стопы ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; главный внештатный специалист эндокринолог Департамента здравоохранения Московской области; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD); член Американской диабетической ассоциации (ADA). galstyangagik964@gmail.com
  11. Токмакова Алла Юрьевна — д.м.н., главный научный сотрудник отделения диабетической стопы ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). alla-tokmakova@yandex.ru
  12. Суркова Елена Викторовна — д.м.н., профессор, главный научный сотрудник отделения терапии диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской научной группы по обучению пациентов с диабетом (DESG). elenasurkova@mail.ru
  13. Лаптев Дмитрий Никитич — к.м.н., заведующий детским отделением сахарного диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Международного общества по диабету у детей и подростков (ISPAD); член Всероссийской общественной организации «Ассоциация детских кардиологов России». laptevdn@ya.ru
  14. Кононенко Ирина Владимировна — к.м.н., руководитель отдела по вопросам исследований и разработок Координационного совета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). shakhtarina@bk.ru
  15. Егорова Дарья Никитична — к.м.н., ведущий научный сотрудник отделения диабетической стопы ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). egorovadasha@yandex.ru
  16. Клефортова Инна Игоревна — к.м.н., заведующая отделом координации оказания стационарной помощи, врач-эндокринолог отделения диабетической болезни почек и посттрансплантационной реабилитации ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). iklefort@mail.ru
  17. Скляник Игорь Александрович — к.м.н., научный сотрудник отдела прогнозирования и инноваций диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). sklyanik.igor@gmail.com
  18. Ярек-Мартынова Ивона Яновна — к.м.н., заместитель главного врача, ведущий научный сотрудник отделения диабетической болезни почек и посттрансплантационной реабилитации ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации кардиоваскулярной профилактики и реабилитации (EACPR). iwonamj@mail.ru
  19. Северина Анастасия Сергеевна — к.м.н., ведущий научный сотрудник отделения диабетической болезни почек и посттрансплантационной реабилитации ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). ansev1@mail.ru
  20. Мартынов Сергей Андреевич — д.м.н., заведующий кабинетом экстракорпоральных методов лечения почечной патологии ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российского диализного общества (РДО); член Европейской почечной ассоциации — Европейской ассоциации диализа и трансплантации (ERA — EDTA). smartynov@inbox.ru
  21. Викулова Ольга Константиновна — д.м.н., заведующая отделом эпидемиологии эндокринопатий ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). olga-vikulova-1973@yandex.ru
  22. Калашников Виктор Юрьевич — член-корр. РАН, д.м.н., профессор, руководитель Координационного совета — заместитель директора ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России по координации эндокринологической службы, заведующий отделом кардиологии и сосудистой хирургии ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации. victor9368@gmail.com
  23. Гомова Ирина Сергеевна — к.м.н., врач функциональной диагностики отдела кардиологии и сосудистой хирургии ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации. ivist08@yandex.ru
  24. Липатов Дмитрий Валентинович — д.м.н., заведующий отделением диабетической ретинопатии и офтальмохирургии ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации. glas1966@rambler.ru
  25. Старостина Елена Георгиевна — д.м.н., профессор кафедры эндокринологии ФУВ ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский институт им. М.Ф. Владимирского» Министерства здравоохранения Московской области; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD). elena.starostina@rambler.ru
  26. Аметов Александр Сергеевич — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой эндокринологии ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD); член Американской диабетической ассоциации (ADA). alexander.ametov@gmail.com
  27. Анциферов Михаил Борисович — д.м.н., профессор, главный врач ГБУЗ «Эндокринологический диспансер» Департамента здравоохранения г. Москвы, профессор кафедры эндокринологии ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации; главный внештатный специалист эндокринолог Департамента здравоохранения г. Москвы; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). antsiferov@rambler.ru
  28. Бардымова Татьяна Прокопьевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии Иркутской государственной медицинской академии последипломного образования — филиала ФГБУ ДПО РМАНПО Министерства здравоохранения Российской Федерации; главный внештатный специалист-эндокринолог Министерства здравоохранения Иркутской области; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). tpbardymova@mail.ru
  29. Бондарь Ирина Аркадьевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; главный внештатный специалист эндокринолог Министерства здравоохранения Российской Федерации в Сибирском федеральном округе; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). ibondar2008@gmail.com
  30. Валеева Фарида Вадутовна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, главный внештатный специалист эндокринолог Министерства здравоохранения Российской Федерации в Приволжском федеральном округе; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ) val_farida@mail.ru
  31. Демидова Татьяна Юльевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии лечебного факультета ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD). t.y.demidova@gmail.com
  32. Киселева Татьяна Петровна — д.м.н., профессор, профессор кафедры факультетской терапии, эндокринологии, аллергологии и иммунологии ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации», главный внештатный специалист эндокринолог Министерства здравоохранения Российской Федерации в Уральском федеральном округе; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); председатель РОО «Свердловская ассоциация эндокринологов. kistapet@mail.ru
  33. Климонтов Вадим Валерьевич — д.м.н., профессор РАН, заместитель руководителя филиала по научной работе, заведующий лабораторией эндокринологии НИИ клинической и экспериментальной лимфологии — филиал ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН; член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD). klimontov@mail.ru
  34. Мкртумян Ашот Мусаелович — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой эндокринологии и диабетологии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.Е. Евдокимова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; руководитель научного отдела эндокринных и метаболических нарушений МКНЦ им. А.С. Логинова Департамента здравоохранения г. Москвы; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD); член Американской диабетической ассоциации (ADA). vagrashot@mail.ru
  35. Петунина Нина Александровна — член-корр. РАН, д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии лечебного факультета ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; главный внештатный специалист эндокринолог Министерства здравоохранения Российской Федерации в Центральном федеральном округе; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD); член Американской диабетической ассоциации (ADA). napetunina@mail.ru
  36. Суплотова Людмила Александровна — д.м.н., профессор, заведующая курсом эндокринологии кафедры терапии с курсами эндокринологии, функциональной и ультразвуковой диагностики Института непрерывного профессионального развития ФГБОУ ВО «Тюменский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; главный внештатный специалист эндокринолог Департамента здравоохранения Тюменской области; вице-президент Российской ассоциации эндокринологов. suplotovala@mail.ru
  37. Руяткина Людмила Александровна — д.м.н., профессор кафедры неотложной терапии с эндокринологией и профпатологией ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; член Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ); член Европейской ассоциации по изучению сахарного диабета (EASD); председатель Новосибирской ассоциации эндокринологов. larut@list.ru
  38. Ушакова Ольга Вячеславовна — д.м.н., доцент кафедры общей врачебной практики и профилактической медицины КГБОУ ДПО «Институт повышения квалификации специалистов здравоохранения» Министерства здравоохранения Хабаровского края; главный внештатный специалист эндокринолог Министерства здравоохранения Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе; главный внештатный специалист эндокринолог Министерства здравоохранения Хабаровского края; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). oluschk@mail.ru
  39. Халимов Юрий Шавкатович — д.м.н., профессор, начальник кафедры и клиники военно-полевой терапии ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова»; главный эндокринолог Министерства обороны Российской Федерации; главный внештатный специалист эндокринолог Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга; член Правления Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ). yushkha@gmail.com

Ни у кого из членов рабочей группы при разработке настоящих клинических рекомендаций не возникло конфликта интересов, а именно персональной заинтересованности в получении лично либо через представителя компании материальной выгоды или иного преимущества, которое повлияло бы или могло повлиять на надлежащее исполнение ими профессиональных обязанностей.

Полную версию «Клинические рекомендации сахарный диабет 1 типа у взрослых» на 2024 год, утверждённую и одобренную Министерством здравоохранения Российской Федерации, абсолютно бесплатно можно здесь СКАЧАТЬ или на официальном сайте Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Если Вам понравилась и была полезна информация, то делитесь ей со своими друзьями и сохраняйте в своих любимых социальных сетях.